Мы рады приветствовать вас на ролевом форуме Бремя Сердца! Действие игры разворачивается в захудалом городке Холлоуфилдс, Северная Каролина, США, 2037 год. Две группировки террористов, именуемых Носителями и Охотниками, схлестнулись здесь за право быть первыми на ринге. А если честно, здесь должно быть мегапафосное описание во многабукаф =) Словом, мы вернулись )




Бремя Сердца: Война за Осколки

Объявление

Новости

Дорогие гости, не сидите на главной странице - скорее создавайте персонажа и отправляйтесь к нам =) У нас есть печеньки. Читайте Краткую справку о мире.

• Бесач жил, жив и будет жить! Мы возвращаем первый сезон, наших игроков и темы из архива. Администрация в сборе и готова к труду и обороне. Возвращаем былое, ребята!
• В данный момент доигрывается пятый квест "Ответный визит". Подробности в теме квеста.
• Наконец-то мы можем гордиться собственным дизайном! Макет - Линария, остальное - Мелисса. Может, мрачновато, но как раз под стиль форума.

Sleep peacefully, dear BH.

Топы

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Закоулки

Сообщений 1 страница 20 из 56

1

Небольшие проселки в самых глухих областях Чайнатауна. В расположенных вдоль них домах нередко селится отъявленная беднота, прохожих здесь особо не встретишь.

0

2

Логово Охотников, Прихожая ---> Чайнатаун, Закоулки

"Ох, хоть мне и не хочется признавать, однако это было великолепно. Взрывы, кровь, разруха. Алягер ком алягер", - пронеслось в мыслях у Леона. Юноша уже успел достигнуть заветного Чайнатауна. Оставалось верить в то, что Анс с Беатрис смогли выбраться.
Свернув в какой-то закоулок, парень оперся на стенку, пытаясь отдышаться. Все дело в том, что силы англичанина иссякли еще в прихожеЙ, поэтому использовать аллюрацию он, к сожалению, не мог. Поэтому пришлось добираться до района обычным бегом.
"Надеюсь, хвоста нет. Нужно немного передохнуть и идти дальше", - мысленно решил Найтроуд.

0

3

Логово Охотников, Прихожая ------> Чайнатаун, Закоулки

"Как лихо вышло... Давненько я не наслаждался таким адреналином", - усмехнулся Ансельм еще выходя на Дамнд Булевар. Но все-таки радость от удачного выхода из штаба врага немного смазывалась при мысли о Беатрис и похищенном ею кольце.
"Эту деталь я попросту не учел, - подумал Анс, бегом выбираясь из портового района к дороге, где без особого труда поймал такси. - Определенно. Я даже ничего не мог поделать, даже пошевельнуться - она просто пригвоздила меня к стене и отняла кольцо. Ладно, что сейчас сетовать, надеюсь, Линария сможет мне в этом плане помочь".
Погруженный в раздумья, Анс расплатился с водителем и направился вдоль закоулков, переминая в руках ключи Леона дабы настроиться на его энергетику. Получалось с трудом - итальянец привык такие вещи осуществлять только маятником. Но когда уже оставалось свернуть за угол и сделать н-ное количество шагов, эспер услышал рядом с собой:
- Ансельм, остановись ненадолго.
Монтанелли обернулся и тут же увидел перед собой знакомого светлого духа.
- Рад видеть, - кивком головы поприветствовал Хранителя экстрасенс. - Вы как раз мне нужны.
- Я в курсе твоей задумки, Ансельм, однако сперва вам обоим нужно добраться до Пристанища - за его пределами мои способности ограничены, что и говорить о Логове, где ты только что был и куда я даже не мог просочиться. Но все-таки сейчас я могу немного помочь тебе. Во-первых, твой телефон.
- А что мой теле... Черт, точно же! Технопатка, как я мог забыть... Ах ты чертов проказник, - почти любовно произнес Анс, вытаскивая свой смартфон из сумки, после чего со всей силы бросил его об стену. Корпус и детали несчастного устройства разлетелись на куски.
- Так лучше - если будет брошена погоня, то вас уже не вычислят в два счета. И второе, уже лично от меня...
Неожиданно итальянец почувствовал странное давление вокруг основания мизинца, где совсем недавно было любимое кольцо, и увидел мягкий свет на этом самом месте. Спустя несколько секунд эспер не поверил своим глазам - на мизинце снова красовалось кольцо-маятник, с виду неотличимое от старого, разве что вместо гиацинта - сапфир. Даже несмотря на свою неприязнь к синему цвету, Анс был искренне благодарен такому подарку от начальства - на безрыбье, в конце концов, и сапфировое кольцо рыба.
- Этот маятник даже несколько превосходит тот, что у тебя отняли. Его невозможно снять, длина нити - чуть более сотни футов, в отличие от шестидесяти старой, скорость движения выше в полтора, а то и в два раза и, самое главное, нить невозможно порвать, хоть она и тончайшая, почти как леска, и по своей остроте также не сравнится со старой. Так что не все потери к худшему, как видишь.
- Благодарю вас, - отозвался Анс, все еще разглядывая кольцо и считывая с него информацию - все, что сказал в отношении его свойств Хранитель, оказалось правдой. Осталось только испытать чудо-артефакт на деле.
- А теперь поскорее разыскивай Леона и направляйтесь в Пристанище. Но если за вами все-таки бросятся в погоню...
- Я понял. Сдавать этим рагацци, где находится вход в Пристанище, мы не станем. Постараемся отбиться.
- Удачи вам, - напутствовал Хранитель, после чего испарился.
"Наверняка, пошел помогать еще Линарии... Как там она? Надеюсь, все в порядке. Эх, жаль, у меня с собой нет ни единой ее вещи, иначе проверить бы труда не составило..." - подумал Анс, наконец дойдя до Леона. Тот выглядел запыхавшимся, но, тем не менее, целым и невредимым.
- Давно не виделись, - с улыбкой произнес эспер, махнув Леону рукой. - Все нормально? Дальше идти сможешь? Осталось совсем немного, постарайся продержаться до конца. И тогда совсем скоро будешь свободен, как майская пташка, - ободряюще сказал Анс, как вдруг его голову пронзила страшная боль. Эспер сдавленно шикнул, зажмурив глаза и приложив руку ко лбу.
Очередное видение. Какие-то улочки. Неподалеку море, да, вот же оно. Эш... с Эланой, о да, сладкая парочка. Навстречу им двое Охотниц, одну из них Анс видел на станции... А дальше. Девчонки атаковали, Эш избежал удара от зеленоволосой, ринулся спасать Элану от выпущенных кристаллов блондинки...
Боль в голове прошла, сменившись камнем на душе. Анс открыл глаза. На его лице не было ни тени привычной улыбки. Обыкновенно самоуверенный взгляд казался потерянным, хотя спустя секунду в нем проявилась искра злости. Рука непроизвольно сжалась в кулак.
- Мрази... Не думайте, что это сойдет вам с рук... - вслух проговорил Ансельм, от ярости ударив кулаком в стенку.
Шутки шутками, а такое уже не прощается. Эти проклятые Охотники убили Эштона Флеймса.

+1

4

Логово, Прихожая ---> Чайнтаун, закоулки

  Рыжая вышла из стены и обернулась, ожидая Владу. "Хорошо, что не одна..."
  - Если будешь себя хреново чувствовать, дай знак. Я постараюсь по мере возможности хотя бы кровь останавливать. Но, как ты уже наверняка поняла, все повреждения не могу излечить.
  - Разумеется, поняла. Спасибо и на этом...
  С другой стороны был такой же завал - к счастью, нетронутый, с маленькой дорожкой посредине, через которую, видимо, пробрались Анс и Леон. Мозг, по-прежнему абсолютно чистый, выбрал несколько помятую малолитражку черного цвета, стоящую в сторонке, и Ли поковыляла к ней, без лишних слов махнув рукой Владе. Свет фонарей пересекли две тени девушек, а потом машина рванула с места.

  "Чайнтаун, Чайнтаун... здесь ты, родимый." Милисса искренне любила этот район - он напоминал о берлинских трущобах, о тех беззаботных днях... Телефон Анса все так же верно вел ее по следу, и рыжая сразу определила, что он едет на такси. "Пешочком, значит, не ходим... либо реактивки, либо такси, да?"
  Но в тот момент, когда Милли и Влада переезжали мост, телефон доложил, что Анс вытащил его из кармана.
  - Я в курсе твоей задумки, Ансельм, однако сперва вам обоим нужно добраться до Пристанища - за его пределами мои способности ограничены, что и говорить о Логове, где ты только что был и куда я даже не мог просочиться. Но все-таки сейчас я могу немного помочь тебе. Во-первых, твой телефон.
  - А что мой теле... Черт, точно же! Технопатка, как я мог забыть... Ах ты чертов проказник!..

  Резкий удар смартфона о землю, и Милисса уже ничего не слышит.

  - Н-да, - мрачновато улыбнулась Ли, глядя на смартфон Анса, чьи запчасти были раскиданы по земле в радиусе метра.
  Она подобрала то, что от него осталось, и повертела в руках. "Так... камера пригодится, это не надо, фотки списала, посмотрю на досуге, процессор вдребезги..." После чего она села обратно в машину и закрыла глаза.
  "О духи техники сиих земель... Бред. Короче: кто видит Анса?"
  Найти его оказалось достаточно легко - сначала его засекла камера на каком-то магазинчике, потом вибрация проводов, да и к тому же браслет при приближении к цели светился все сильнее... В конце концов в переулке замаячили две знакомые тени. Милисса подмигнула Владе и притормозила.
  Набросив на себя торжественную улыбку, Милисса вылезла из машины и постаралась как можно меньше хромать - как-никак, показывать слабости при врагах - не очень хорошо.
  - Привет, - улыбнулась рыжая, заходя сзади. - Куда же вы ушли, банкет еще не окончен... Анзельмо, вы кое-что забыли, - подмигнула она итальянцу и бросила остатки телефона в направлении его головы - зеленый браслет на правой руке описал широкую зеленую дугу. - И кое-кого... хотя, боюсь, сейчас ей не очень хорошо... Монтанелли, а вы подлец! - Милисса откусила кусочек шоколадки.

Отредактировано Miliss Gabelin (14-11-2010 15:36:23)

+1

5

Логово, руины Прихожей ---> Чайнтаун, закоулки

У входа в Логово тоже была баррикада. Здесь стояли машины, скутеры отчасти и другая техника. Сквозь всё это скопление можно было пройти только по очень узкой тропинке. Милисс присмотрела маленькую чёрную машину, за несколько секунд вскрыла её, завела мотор и пригласила Владу жестом в машину. Славик кивнула и уселась на переднее сиденье. Заревел моторчик, и девушки умчались к Чайнатаун.

"О, родные спальные районы... Куча домов, гаражи, всё вокруг расписано граффити и обклеяно объявлениями, рекламой. Знаете, меня уже тошнит от вас. Куда не ткнёшься, везде вы. И всё больше и больше разрастаетесь...". Влада шла вслед за Милисс и что-то злобно шептала себе под нос.
  - Н-да, - протянула Ли, опустив взгляд в землю. Славик отвлеклась от размышлений. На земле возле ног Милиссы валялся чей-то вдребезги разбитый телефон.
- Не Ансельмов случайно? - поинтересовалась Влада, но Милисс не ответила и уверенно пошла дальше, торжественно улыбаясь.
И вот появились на горизонте они. Один устало опёрся на стену дома, другой стоял рядом и что-то говорил.
- Привет, - улыбнулась Ли, подойдя к парочке со спины. - Куда же вы ушли, банкет еще не окончен... Анзельмо, вы кое-что забыли, - подмигнула рыжая и запустила в полёт по направлению к юноше его разбитый телефон. - И кое-кого... хотя, боюсь, сейчас ей не очень хорошо... Монтанелли, а вы подлец!
- Да он наверняка уже знает это хорошо, - сказала Влада. - Должна же была ему это сказать хоть бы одна его девушка. - Славик перевела взгляд на итальянца. - И какие бы у Вас не были благородные намерения, а дело всё-таки попахивает уголовщиной. Ведь Вы проникли в чужой дом и хотели украсть одну очень ценную вещь. Плюс ко всему, нанесли моральный ущерб и телесные повреждения находящимся в Логове. Так что придётся Вас наказать. Вот только мы предпочитаем больше суд Линча, а не скучные заседания в настоящем суде. Да и мучиться тогда будет Вам меньше...
"When all hopes are fading, your screams can't be heard no more - good day to die" - заиграла в душе у Влады одна классная песенка древней рок-группы. "Будь она у меня на телефоне, включила бы её в качестве звуковой дорожки. То-то было бы весело..."

Отредактировано Vladislava Prihodko (14-11-2010 18:28:21)

0

6

Детская площадка около Дамнд Булевар------>
Дойдя до Чайнатауна, Квуин чуть ли не расперло от того, что пришла она первой. Нет, всю дорогу она конечно пробежала, чудом не попав под машину, потом еще чуть ли не потерялась в незнакомом месте и забрев куда то. Оглядевшись, девушка не заметила своих жертв, поэтому решила, что их  нет. А раз так, то в открытую расхаживала от одного закоулка к другому, в пути захватив странную железную конструкцию, давно заржавевшую. Кстати, арбалет она выбросила по пути, так что странная железка оказалась как раз. Не придумав ничего умнее, Охотница трансформировала в арбалет на правой руке, а на левой руке оказался забинтованная железная лента. На всякий случай.
«Ну и где они? В одиночку я не справлюсь, хах… » походив еще не много, Кву внезапно за спиной услышала удар чего то об стенку и разлета на мелкие кусочки. По логике надо было подойти еле слышно, что бы не заметили и ударить по больному месту! Ну это она уже фильмов насмотрелась. Но это не фильм, а реальность. Прикоснувшись к стенке, у Квуин яро задрожали руки. Конечно, это ведь не стычка с Ханум или простая хрупкая девушка. Это два парня. Ключевое слово - два. Свяжут ее и оставят помирать… Отбросив сомненья, Охотница резко сделала шаг к двоим и замерла. Вся уверенность куда то пропала и осталась невинная девочка, какой она была в детстве…
- Попались, голубчики, - ухмыльнулась Кву, подставив арбалет на уровне глаз и прицелившись в...просто для виду. Оказывается, не она одна здесь: уже знакомые Охотницы, Влада и Милисса. Неужели, и им сказали идти на перехват? От этой мысли на душе словно камень упал... Квуин выдохнула все напряжение и с некой благодарностью посмотрела на них. "Отлично. такое чувство, как будто мы здесь не одни..."

0

7

Порт, Детская площадка -----> Чайнатаун, Закоулки

"Чтоб я еще раз пошла на такое!" - возмущалась про себя Ив, страшно рискуя. Она сейчас неслась на огромной скорости над крышами ветхого райончика Чайнатауна каким-то витиеватым путем, и силы неумолимо подходили к концу - контроль над воздухом мог прерваться в любой момент, из-за чего Ив грозилась расшибиться об землю. Однако все обошлось. Девушка приземлилась, опять же немного проскользив по земле, ровно в том закоулке, в котором посчастливилось быть зажатыми в угол мерзавцу Леону и некому парню, которого Иветта видела на станции.
"Стоп, но ведь Рэст убил его? А, нет, этот самый Носитель как раз и нашел нам выход... Постойте. Только дошло, что я впервые вижу парня-Носителя, мне уже казалось, что у них одни девчонки", - не сдержалась от улыбки Ив, разглядывая незнакомца. Благо, в качестве противодействующего фактора беглецам она была не одна она - рядом были Милисса, Квуин и Владислава, а также вскоре должен был подоспеть Рамон.
"Спеклись, ребята", - подумала элементалистка и зажгла на себе красную сеть, после чего хлопнула в ладоши. Благо, дома в закоулке были заброшенные, так что парочку из них она с грохотом разрушила. Обломки домов отрезали парням пути к отступлению, что Охотникам (к которым Леона Ив уже не причисляла) было только на руку.
- Леон, Леон, как же давно я ждала возможности расквитаться с тобой... Аж со вчера, - с усмешкой произнесла девушка и вдруг оторопела. Произнесла? Неужели, голос вернулся? Вот это удача!
"Как вовремя Маг решил простить меня", - обрадовалась девушка и приняла решительную позу, оставив красную сеть включенной.
- Видно, давно вас не баловали острыми ощущениями, ребятки. Сейчас получите сполна.

0

8

Детская площадка около Дамнд Булевар------>

Рамон слишком задержался на детской площадке, поэтому к  месту назначения прибежал только тогда, когда Ив обрушила здания. Причем сделала она это прямо перед носом у парня. Впрочем, перелезть через завал не составило труда. Рэст спрыгнул с обломков в закоулок и осмотрел всех присутствующих. К этому времени Охотники уже имели преимущество в численности - Ив, Милисса и новенькая, Владислава уже были готовы к атаке.
"Ну не могу же я остаться в стороне."
"Заканчивай это быстрее. Чем скорее ты с ними разделаешься, тем скорее я загоню тебя в клетку."
"Мечтать не вредно. Я надеюсь, что смогу попросить Мага удалить Рамона навсегда после того, как убью этих двоих."

- Добрый вечер, девочки и мальчики. Кто сегодня разозлил дядю Мага? Поднимите руки.
Рэст активировал глушащее биополе. Теперь противникам оставалось выбирать, пойти на Рамона и остаться без способностей, либо напасть на трех девушек. Пробежка заставила кровь бежать быстрее по жилам, Рэст чувствовал себя отлично хотя тело болело в тех местах, куда попали атаки Анжи и Линарии, в то время как Леон и Анс явно недавно уже участвовали в бою и получили куда более сильные повреждения. У этой парочки просто не было шансов.
- Сдадитесь или вас сначала побить?
Рэст заранее знал ответ, потому и задал такой вопрос. Он ни за что не собирался обходиться без боя. Только что ему пришлось оставить в живых двух Носительниц и второй раз упускать возможность развлечься он не собирался.

0

9

Никогда еще Анс не чувствовал себя настолько паршиво. Со смертью Эша от его души будто оторвался кусок, и этого куска теперь ужасно не хватало. Тем более было ясно, что Эша уже не вернуть, а, значит, эта зияющая дыра никуда не денется, будет бессовестно напоминать об этой ужасной потере, укорять Анса за то, что он не оказался рядом, когда был действительно нужен, за то, что вместо помощи Эшу он пошел на не столь необходимые по сравнению со спасением жизни столь дорогого человека авантюры. Что и говорить, в первую очередь Ансельм все же винил в произошедшем себя. Себя и свои способности в том числе.
"Почему эти чертовы видения не приходят, когда они нужны? Я бы мог предвидеть, что случится с Эшем, и тогда обязательно бы рванул на подмогу. Какой я экстрасенс после этого..." - утопал в собственных мыслях итальянец, потирая внутренние уголки глаз и переносицу. Сейчас он искренне хотел бы побыть наедине с самим собой, пережить случившееся без посторонних свидетелей, но сперва надо было довести дело до конца. Как бы ни было тяжело держаться и сохранять невозмутимость.
- Леон, амико, пойдем уже, нечего терять время, - натянуто улыбнулся он новому другу. Новый друг... Так ли это? Не факт, что друзьями становятся после удачно пережитой передряги и совместно выпитой бутылки виски с изливанием душ друг другу. Хотя, кто его знает... Ансельм не смыслил абсолютно ничего в понятии близких и преданных чувств. Ему всегда хватало мимолетных знакомств, однодневных романов и прочей мишуры, и никогда не было так, чтобы он нуждался в особом отношении от кого-либо или к кому-либо. Нет, попросту в этом не было необходимости. А теперь... Эш дал ему понять, что есть люди, которым можно довериться со всей надежностью, но где теперь таких людей найти, если для Анса единственным таким человеком был Эштон, которого уже рядом нет и никогда не будет?!
"Нет, не надо об Эше... Я всегда справлялся со всем сам и буду справляться, не нужен мне никто... Я не хочу ни перед кем быть обязанным и не собираюсь что-то делать ради других, еще чего..."
Анс тягостно вздохнул. А как же Леон и Линария? Ведь, если посудить, он решил им помочь исключительно по собственной воле, ответная просьба - это чистая формальность. Может ли так статься, что в нем самом проснулась надобность иметь рядом кого-то чуть более близкого, чем простой знакомый, для кого можно бескорыстно совершить даже столь безрассудный поступок как пробраться в Логово в одиночку? Нет, быть не может. Наверняка, тут есть какое-то объяснение...
Однако времени на его поиск уже не было. Шестое чувство сообщило - к закоулку, где находились молодые люди, с разных сторон стекалось по меньшей мере пятеро Охотников.
- Так-так, за нами хвост. У нас нет выбора, кроме как отбиваться, иначе мы выведем их на вход в Пристанище и тогда фатального поражения Носителей в целом не избежать. Будь начеку. Выкрутимся, делов-то, - сообщил эспер, занимая выжидательную позицию. Скоро появились и знакомые лица - Милисса, Влада, Квуин, Иветта, своей силой отрезавшая пути к отступлению обвалом, и, куда ж без него, синьор Расп, видимо, в амплуа Рэста.
- Господа, сколько же вас тут... Неужели причиной тому всего лишь какие-то там два искателя утопии и дольче виты? - с наигранной наивностью усмехнулся итальянец.
Милисса кинула в Анса остатки его же смартфона, от чего Анс с легкостью увернулся, после чего косвенно упомянула об оставшейся в прихожей Беатрис. Ансельм сглотнул, но сохранил на лице невозмутимую ухмылку.
- И правда, запамятовал. Ну, что ж, загляну к вам как-нибудь еще разок, заберу. Только в следующий раз возьму с собой побольше виски - нечестно как-то вышло, что мы с Леоном с вами даже не поделились, правда ведь?
Влада тем временем высказалась о надобности линчевать Монтанелли за его деяния, на что тот ответил:
- Мученья... В муках рождается ребенок, в муках старый человек испускает последний вздох, и все наши дни полны печали и забот. Джек Лондон. Помнится, эта цитата заканчивалась чем-то оптимистичным, но, будьте снисходительны, я учил все это несколько лет назад. В нашем же случае, как вижу, все скорее пессимистично, так что... - неуемно болтал Анс, когда услышал от Рэста:
- Сдадитесь или вас сначала побить? - после чего итальянец вышел вперед и миролюбивым тоном, подняв руки как арестант, произнес:
- Нет-нет, не стоит. Мы сдаемся.

"Гений и безумец - две крайности одной и той же сущности..."
Несколько секунд замешательства... И прежде чем кто-либо сообразил рвануть к Ансу и Леону, синий камень с кольца скользнул ввысь, после чего прямо в воздухе изменил траекторию и ломаной линией с огромной скоростью понесся к врагам. За считанные секунды нить сделала несколько петель - на горле у Распа, на живой левой руке у Квуин, на талии у Иветты, на правой руке у Милиссы и на верхней части туловища, обхватив плечи, у Влады. Новая нить пока легла аккуратно, не оставив порезов, но уже доставляя неприятные ощущения Охотникам, оказавшимся в некой весьма взаимосвязанной паутинке.
- Прошу прощения, я передумал, - сжав руку с кольцом в кулак и держа нить натянутой (сапфир же застыл где-то в воздухе) уверенно заявил Анс, все так же лукаво улыбаясь. - А теперь для вашей же безопасности, сеньоре э сеньори, попрошу не дергаться. Видите ли, эта конструкция сама по себе неплоха для тим-билдинг тренингов, не будь столь опасна для жизни. Нить натянута до предела - если из нее попробует высвободиться хоть один из вас, то это сразу же отразится на остальных. Так что если нет желания делать товарищей инвалидами - не делайте глупостей. Если вы попробуете применить силу - я перережу вас всех, как следует дернув за эту тончайшую и острейшую по своей природе нить. Я уже мог бы убить сейчас вас всех на месте, это было бы даже справедливо. Очень справедливо.
На последних словах улыбка стерлась с лица Анса. Снова он вспомнил об Эше.
- Ладно, а теперь...
"КАЦЦО!"
Анс не успел договорить. Голова снова разразилась страшной болью, от которой контроль на маятником сошел на нет и нить тут же смоталась обратно в состояние кольца, в мгновение ока освободив всех Охотников. Очередное видение пришло именно в тот момент, когда был великолепный шанс благодаря элементу неожиданности прикончить аж пятерых врагов одним ударом! Анс отшатнулся назад, схватившись за голову и непроизвольно закрыв глаза.
Видение было ужасно размытым и столь же ужасно болезненным. Единственное, что Анс разобрал - это то, что действие происходило в том самом закоулке, где он сейчас находится. Вероятнее всего... через несколько минут. Что происходит - это эспер разглядеть так и не смог, однако предельно ясно различил главное - очень четкую и ощутимую энергетику смерти. Спустя несколько минут один из участников потасовки отправится на тот свет.
Анс распахнул глаза. Его выражение лица уже было скорее ошарашенным, нежели самодовольным как прежде. Дыхание стало сбивчивым, в глазах заискрился испуг.
"Кто же? Кто из нас? Нет... Нет, только не я... Ради Бога, лишь бы видение было не обо мне!"

+7

10

Как оказалось, не только Кву, Владу и Милиссу вызвали на перехват. Подоспели еще два Охотника в лице Эвы и Рамона. Квуин искоса поглядывая то на парочку первых, то на последних, совсем сбилась со своего прицела, но решила все-таки опустить оружие. Тем  более, что наступило кое что пострашнее простенького арбалета: Иветта с красной сетью на коже (у Кву чуть челюсть не отвисла) хлопнула в ладони и находившиеся сзади дома рухнули, оставляя после себя огромные клубы дыма и пыли. Девушка закашляла, и до нее не сразу дошло, что сделала та специально, дабы отрезать путь к предателям. «Ну да, конечно отрезать, но тут же и своих убить можно…» косо поглядела на нее Кву, в последний раз чихнув.
- И правда, запамятовал. Ну, что ж, загляну к вам как-нибудь еще разок, заберу. Только в следующий раз возьму с собой побольше виски - нечестно как-то вышло, что мы с Леоном с вами даже не поделились, правда ведь?
Охотница недоуменно уставилась на тех двоих, что тогда отправились в прихожую. Сейчас она пожалела, что нагло отказалась и не пошла туда. Оказывается, все веселье досталось только им… Хотя, те двое наверняка так не считают. Особенно если почитать в каком они виде… все в пыли, осколках… (Неужели Ханум поработала? Да быть не может.) Вид потрепанный, впрочем, Квуин сама была не в самом лучшем состоянии. Так же побита, порезана, что терять пока больше не чего. Побьют снова? Не проблема.
Охотница зевнула, при этом отвернувшись ото всех, забыв о том, что кто-то может напасть со спины. Ту руку, которую она положила на бедро, внезапно охватило ниткой, так плавно и легко она легла. Кву естественно с тормозила, невольно поежившись сначала от щекотания, а затем от сильных неприятных ощущений в области запястья. Правая рука сразу же потянулась, дабы расслабить хватку, но вдруг замерла от услышанного. Оглядев всех, у которых кстати так же что то, да было перевязано. Ей еще повезло…
«Ох, ну ты… сволочетто! » ухмыльнулась про себя Квуин, готовясь напасть на того, кто и связал их. Имени она не знала, да ей как то и не нужно было, девушка просто наблюдала за ним. А если кто подумает, что влюбилась? Нет, ну с таким взглядом, который переставлял того молящего о пощаде, стоя на коленях, конечно…
Вдруг, нить, что держала бедную руку, ослабла. Квуин с ликующим взглядом резко оторвала нить, хотя та сама стянулась. Охотница не ждя никого, снова подставила арбалет на уровне глаз и прицелилась, немного отходя назад. К сожалению, в голову нельзя было: опять насилие бла бла… поэтому, хватило бы несколько стрел в область плеч, ног, можно и в область печени, сердца… но это она уже размечталась. На ходу, нажав курок, стрелы полетели в обоих парней, хотя действовала она попросту вслепую. На всякий пожарный Кву целилась в разные стороны, но все же попасть они должны были стопроцентно…
- Ты! Держи свою ниточку подальше от нас, ибо у нее кончился срок годности, -негромко сказала она, стрельнув еще раз, но на этот раз… маленькими осколками железа, теми самыми, которыми она попыталась поранить Ханум. Их было сотни, если не тысячи… а все из старых железных балок, которые когда держали дома, но последних как раз кстати обрушила Эва. Те нависли над нею и с удвоенной скоростью полетели в ее жертв (так она называет всех, за кем она охотиться или борется, и т.п.). Это на случай, если они как то смогли увернуться в предыдущей ее атаке.

0

11

- И правда, запамятовал. Ну, что ж, загляну к вам как-нибудь еще разок, заберу, - улыбнулся Анс, но Милисса сквозь толстенные очки отлично разглядела, что он нервно сглотнул. "Как же... даже не надейся спасти "прекрасную" принцессу из замка злого мага..." - Только в следующий раз возьму с собой побольше виски - нечестно как-то вышло, что мы с Леоном с вами даже не поделились, правда ведь?
"Вот в чем преимущество родных очков перед линзами... и к черту разные глаза, пусть все видят..."
- Какие бы у Вас не были благородные намерения, а дело всё-таки попахивает уголовщиной,- отпарировала Влада. - Ведь Вы проникли в чужой дом и хотели украсть одну очень ценную вещь. Плюс ко всему, нанесли моральный ущерб и телесные повреждения находящимся в Логове. Так что придётся Вас наказать. Вот только мы предпочитаем больше суд Линча, а не скучные заседания в настоящем суде. Да и мучиться тогда будет Вам меньше...
- Мученья... В муках рождается ребенок, в муках старый человек испускает последний вздох, и все наши дни полны печали и забот. Джек Лондон. Помнится, эта цитата заканчивалась чем-то оптимистичным, но, будьте снисходительны, я учил все это несколько лет назад. В нашем же случае, как вижу, все скорее пессимистично, так что...
- И все же человек идет в открытые объятия смерти неохотно, спотыкаясь, падая, оглядываясь назад и борясь до последнего... А ведь смерть добрая, только жизнь причиняет страдания. Но мы любим жизнь и ненавидим смерть. До чего же странно! - мгновенно доцитировала Милисса, добродушно улыбнувшись - в разных глаза мелькнул огонек насмешки.
  Технопатия мгновенно подсказала, что приближаются еще три Охотника: Квуин, Эва и Рамон. "Нашего полку прибыло," - улыбнулась рыжеволосая и посмотрела на Леона - тот стоял за спиной Анса, словно хотел спрятаться за фигурой итальянца. "Предатель... Интересно, а кровь у него, как и пламя, тоже черная?.."
  Троица вошла в переулок с другой стороны; Эва же с помощью своей способности разрушила несколько близлежащих домов, отрезая пути к отступлению. Рамон, похоже, тоже вывел свою способность в боевою готовность. Кву достала арбалет.
  - Сдадитесь или вас сначала побить?
  Милисса обернулась к неразлучной парочке - Анс выглядел подавленным, улыбка слетела с лица. Он вышел чуть вперед и, подняв руки, тихо произнес:
  - Нет-нет, не стоит. Мы сдаемся.
  "Неверный ответ..." - Милисса, как в замедленной съемке, наблюдала, как маятник Анса слетел с пальца, описал в воздухе ломаную траекторию, а потом обрушился на пятерых Охотников. Острая боль в правом запястье появилась чуть позже, чем рыжая увидела, как синий камешек на тонкой леске облетает вокруг ее руки; провод был в миллиметре от него - не успел.
  "Ты труп," - промелькнуло в голове у Милиссы. Конечно, она и раньше говорила, что убьет его, но теперь слова кончились - он затронул самое святое...
  - Прошу прощения, я передумал... - снова, как замедленной съемке, на лице Анса мелькнуло недоумение, а потом торжество... - А теперь для вашей же безопасности, сеньоре э сеньори, попрошу не дергаться. Видите ли, эта конструкция сама по себе неплоха для тим-билдинг тренингов, не будь столь опасна для жизни. Нить натянута до предела - если из нее попробует высвободиться хоть один из вас, то это сразу же отразится на остальных. Так что если нет желания делать товарищей инвалидами - не делайте глупостей. Если вы попробуете применить силу - я перережу вас всех, как следует дернув за эту тончайшую и острейшую по своей природе нить. Я уже мог бы убить сейчас вас всех на месте, это было бы даже справедливо. Очень справедливо...
  Улыбка слетела с его лица. Рыжая подняла бровь...
  Маятник с ужасающей скоростью свернулся обратно - на этот раз Ли увидела только его синий проблеск. Анс покачнулся, закрыл глаза, откинул голову назад... "Видение," - подсказала информация, считанная с телефона итальянца. "Видение? Так он не шулер?! Оо..."
  Он очнулся - в глаза горел испуг. Улыбки как не бывало, только распахнутые от ужаса глаза...
  В следующий момент мимо Милиссы пролетели несколько стрел от Квуин, потом осколки железа... Рыжая улыбнулась - он увидел свою судьбу. "Я тебе ее обеспечу..."
  Через рукава провода вылезли наружу, обертка от шоколадки полетела наземь. В следующий миг четыре тонких медных змейки пронзили лодыжки итальянца и перевернули его вниз головой, подав напряжение - пусть помучается, - а потом резко шарахнули об асфальт несколько раз. Этот мерзавец должен умереть в мучениях - как сказал Джек Лондон. Из-за Анса показалось изумленное лицо Леона - рыжая подмигнула ему и, воспользовавшись замешательством, другими двумя проводами связала ему ноги. "Нечего бегать... Умри достойно!"
  - Не убивай его, - знакомый голос прорезал слух, и Милисса чуть склонила голову, но улыбка поувяла.
  - Почему?
  - Как ты говоришь? "Умри достойно"? Он недостоен умереть достойно.
  - Хм... Вы правы. К тому же, он пока еще Охотник... "Я опущу тебя на самое дно ничтожности..."

  С этими словами рыжая "уронила" Леона обратно на асфальт.

Отредактировано Miliss Gabelin (15-11-2010 20:58:21)

0

12

Через несколько минут к Милисс и Владе присоединились ещё Охотники: знакомая железная леди Квуин, "белоснежка" Эва и богатырь Рамон (именно таким он казался Владе при её росте). "Белоснежка" хлопнула в ладоши, и в тот же миг два дома с грохотом обвалились, отрезав пути к отступлению.
Пятеро на двоих и перекрытые пути побега - перспектива не из лучших. И Ансельм видно тоже перестал особо радоваться, хоть и продолжал улыбаться. Но улыбка была с трудом натянута. Хотя, может это Владе казалось так. Её лицо наверно сейчас самое страшное из всех. Злоба, ярость, ненависть на одной маске. Глаза желают зрелища, желают крови...
- Сдадитесь или вас сначала побить? - холодно сказал Рамон, обратившись в парочке, на что итальянец, подняв руки вверх, ответил:
- Нет-нет, не стоит. Мы сдаемся.
"Как же так? А битва до последнего издыхания? А "Мы ни за что вам не сдадимся, гнусные Охотники!"? А..." Мысли Славы не успели до конца сформироваться. Да и не надо было как-то уже. Это был сарказм.
Не успела Влада что-либо сделать, как её плечи обвила тонкая нить "Чёртова леска! Как рыба теперь. Блин, больно режется!" Славик попыталась пошевелиться, но нить больно вонзилась в плечо девушки, немного прорезав кожу. Из пореза сразу стала выделяться кровь, перекрасив белую нить в бордовую. Охотница хотела уже попросить кого-нибудь из напарников помочь ей, но, посмотрев на каждого, захлопнула рот. Всё Охотники были связаны этой же нитью, и Ансельм предупредил, что если они попытаются выбраться, он отрежет им какую-нибудь часть тела. "Эй, кровавые реки - моя специализация!"
Но вдруг с юношей что-то случилось. Он ослабил хватку, нить свернулась в его кольцо обратно (Влада-таки поняла, что это такое). Ансельм держался за голову и зажмурил глаза. "Надеюсь, он не собирается вновь переселяться в чужие тела. Это очень неприятно..."
Как только Охотники оказались на свободе, они начали активно действовать. Первой пустила в ход силы Квуин, запустив в парней из арбалета несколькими стрелами, а после добавив ещё железные осколки. Но не все они достигли цели, ибо от них можно было легко увернуться. Ли хозяйничала с проводами. Тело Ансельма описало в воздухе дугообразнуу кривую траекторию, притом несколько раз. После каждого "запуска" юноша шмякался об асфальт. Леону повезло больше, ибо он только один раз встретился лицом с асфальтом.
"Красиво, - наслаждалась зрелищем Влада. - Так эффектно. И никакой компьютерной графики, не то что в американских триллерах. Но что же этот итальяшка заглох. Словарный запас кончился?.." Девушка подошла к Ансельму и, немного над ним наклонившись, сказала:
- И где теперь твои пафосные речи? Смотрю, тут такой симпатичный баттл, а звука нет. Неинтересно...
Славик подняла руку и активизировала способность. И снова приятное чувство разрывающихся где-то в лёгких итальянца сосудов. Затем судорожный кашель и капли крови на асфальте.
- Эх, одни помехи, - махнула рукой Влада и подошла к Леону.
- Запретная любовь - это больно. Разбитое от измены или отказа сердце тоже. А вот настоящий разрыв сердца - это смерть...
- Умерь пыл, Влада, - прозвучал в голове у Охотницы голос Мага. - Он мне нужен живой. Хочу собственноручно с ним разобраться. Помнишь, как Тарас Бульба говорил?
- ""Я тебя породил, я тебя и убью", - мысленно процитировала Слава слова знакомого литературного героя. - Ладно... Так и быть, не буду его убивать. Но помучить очень хочется. Он такую красивую прихожую в Логове разгромил."
Влада взмахнула рукой и пустила по ногам Леона судорогу. После отошла немного в сторону. "Наверняка, другие тоже хотят выместить на них свою злость и обиду за предательство"

Отредактировано Vladislava Prihodko (15-11-2010 23:04:32)

0

13

Как на странно, Рамон не услышал долгих пафосных речей о том, что Носители не сдаются, добро побеждает зло, что лучше умереть с честью, чем попасть в грязные лапы Охотников, ну или еще какую-нибудь чушь вроде этого. Наоборот, Ансельм сразу начал действовать. Рэст успел уловить, что в его сторону движется какой-то синий камень, а потом почувствовал на горле нить, которая за этим камнем тянулась. И вот тогда-то итальяшка и решил оторваться, прочитав лекцию о принципе действия своего артефакта. Рэст тем временем попытался просунуть между горлом и нитью палец, что в общем-то не понадобилось. Анс вдруг скорчился как от головной боли и нить мигом освободила Рамона. Вот теперь-то можно было действовать. Правда Рэст освободился последним, поэтому девушки уже успели напасть на противников. Рэст довольно усмехнулся, наблюдая за тем, как Влада взяла в оборот Леона и направился к итальянцу, которого Милисса шарахнула оземь с помощью проводов. Тот вроде бы пытался подняться, но пинок под ребра быстро заставил Анса снова грохнуться на асфальт. Рамон сделал шаг и наступил на руку с кольцом, стараясь раздавить пальцы.
- Знаешь, я всегда думал, что болтливость - это удел всяких суперзлодеев, но ты опровергаешь этот стереотип, - Рэст надавил на пальцы еще сильнее, - Мне известно, что кто-то вам двоим помог сбежать и скоро я узнаю, кто это. А когда узнаю, то ему, а скорее всего ей, не поздоровится. Может тебя даже стоит оставить в живых, чтобы ты мог увидеть ее мучения? Хотя нет, не стоит. Уж слишком хитрозадая ты личность.
Рэст второй ногой, все еще стоя на пальцах Анса, пнул итальянца в голову. Он собирался растянуть удовольствие, чтобы не дать противнику умереть раньше времени, но в то же время не дать возможности убежать. Именно поэтому следующий удар пришелся опять под ребра, вышибая воздух и отбивая всяческое стремление к какому-либо сопротивлению. Может кто-то и хотел присоединиться к избиению. но Рэста это не волновало - он не собирался ни с кем делиться. Одно движение - и Рэст размотал цепь с кулака и ухватил один ее конец второй рукой. Импровизированную гарроту он накинул на шею итальянца, после чего уперся ему в спину коленом и начал душить. Вырваться из подобного захвата было бы просто нереально - ни руки ни ноги Анса просто не доставали до Рамона.
- Нравится? Сейчас умрешь ты, а потом Леон. Все твои старания были напрасны, - ответить что-либо кроме хрипения в ответ Ансельм не мог, - А потом... Потом я убью всех остальных Носителей. Одного за другим. А ты, к сожалению, этого не увидишь. И я бы посоветовал тебе поменьше дергаться, иначе я просто сломаю тебе шею. А так ты проживешь чуть-чуть подольше. Пока воздуха хватит.
"Что ты творишь?! Откуда в тебе вся эта жестокость?!"
"Смотрите, кто заговорил. Не мешай мне. Я же говорил, что прежний Рамон больше не вернется. Он просто не способен принести Магу хоть какую-то пользу. А я работаю, можно сказать, ради удовольствия."
"Прекрати это! Быстро! Ты не можешь так поступать!"
"Почему же? Я уже так поступаю. Заткнись. Твои вопли меня отвлекают."

Отредактировано Ramon Rasp (16-11-2010 13:14:46)

+2

14

- Давно не виделись. Все нормально? Дальше идти сможешь? Осталось совсем немного, постарайся продержаться до конца. И тогда совсем скоро будешь свободен, как майская пташка, - послышался со стороны знакомый голос итальянца. Услышав его, Леон усмехнулся и отошел от стены.
- Целую вечность. Да-а, нормально все. Не парься, еще не такое случалось. У меня иммунитет на провал, бро, - изрек в ответ юноша, обойдя Анса. - Ну так что, идем дальше?..
Только-только чуть отступив, Охотник услышал странные звуки позади. Обернувшись, парень недоуменно взглянул на итальянца, который странно себя вел, держась за голову.
- Все в порядке? - спросил парень, пытаясь вглядется Ансельму в лицо и понять, что с ним происходит.
"Леон! Охотники уже обнаружили Вас. Сваливайте оттуда. Быстрее, блин!" - встревоженным голосом сообщила Люси.
"Надо же... Значит, Маг все-таки спустил с поводков своих шавок. Отлично! А я-то думал, что мы слишком легко ушли", - бросил про себя юноша и тут же попытался достучаться до Анса, который что-то пробубнил себе под нос и со всей силы ударил в стену кулаком.
- Ваззап, нигер. Пора бы уже делать ноги, не считаешь?.. Нет, правда. Нужно уходить.
- Так-так, за нами хвост. У нас нет выбора, кроме как отбиваться, иначе мы выведем их на вход в Пристанище и тогда фатального поражения Носителей в целом не избежать. Будь начеку. Выкрутимся, делов-то, - произнес итальянец, видимо, почувствовав их присутствие.
- Да-а я уже понял, что хвост, - ответил Найтроуд, прислушавшись к шуму откуда-то из-за угла. - Тогда... Будем драться. За императора! Да прольется кровь нечестивых! Скоро мы будем пить знатный ром, купаться в золоте и иметь много женщин! Но сначала нужно отвоевать нашу империю, друг мой! К оружию!
Тем временем ряд противников уже успел окружить их в тесном закоулке. Путь к побегу был отрезан сударыней Чарминг.
"Ну что ж, остается только надрать всем задницы и выйти победителем. Только вот на призыв пламени меня не хватит точно. Люси... Как ты смотришь на то, чтобы немного помочь? А лучше включи музыку. Пожалуйста".
"Помогу-помогу... Музыку? А-а-ах, да. Это можно устроить. David Baker - Devils Never Cry. Ты ведь такое любишь, да?"
"Ох, просто идеально. И, пожалуйста, передай весь контроль мне. То есть, давай-ка безо всякой самодеятельности", - усмехнулся Леон, глядя на столпившихся вокруг бывших "союзников" и в пол уха слушая все их реплики.
- Я тоже рад Вас вид-.. - с неизменной насмешкой решил поприветствовать всех Найтроуд, однако его прервала летящая прямо в него стрела. Но от прямого попадания его спасло падения на асфальт. Что-то крепко схватило Охотника за ноги и повалило на землю. А в голове тем временем играло самое начало песни, что-то вроде органного соло.
- Ауч, - наигранно бросил Охотник, оперевшись на руки. - Я так понимаю, что переговоры окончены? Впору насиловать и убивать? Отличненько. Как раз собирался предложить закончить эту словарную фаллометрию.
- Запретная любовь - это больно. Разбитое от измены или отказа сердце тоже. А вот настоящий разрыв сердца - это смерть... - с умным видом проговорила подошедшая к юноше девчонка. В ответ Найтроуд издал громкий смешок.
- У меня нет сердца, тетенька врач, - надменно изрек Леон, глядя ей прямо в глаза, а затем приподнял руку, вызвав Люси. Как раз пошла хардкорная часть трека.
- Ты еще пожалеешь, что направил сюда таких слабаков. Слышишь, Маг?
В момент разрезав провода, окутывающие ноги, парень сохранил улыбку и, оперевшись на косу, смог подняться. Тут же он почувствовал что-то странное с ногами, они почти отказывались двигаться ("Наверняка эта девчонка-анатом что-то сделала"). Собравшись с духом, Леону удалось израсходовать последнюю оставшуюся каплю от аллюрации. Хватило этой капли лишь на то, чтобы оттолкнуться. Однако этого было как раз-таки достаточно. Ноги уже почти перестали затекать и бежать стало лучше. Нужно было преодолеть всего несколько десятков метров, чтобы настигнуть намеченную Охотником цель. Это было самым оптимальным решением.
Уворачиваясь от всевозможных атак противников, пытающихся его задержать, Найтроуд, наконец, стал приближаться к жертве. Прошло даже меньше десяти секунд после того, как юноша поднялся на ноги. В композиции как раз пошел хардкорный припев, который еще больше позволял насладиться моментом.
- Эй, Эва, - быстро окликнул седовласую Охотник, между тем протащив лезвие косы по асфальту для большего размаха и нацелил свой удар прямо в грудную клетку. - Умри.
Кажется, где-то в небе прогремел гром. Либо это отдалось в ушах у Леона. Кровь цвета Кагора медленно скапливалась вокруг седовласой. Та же жидкость капала с острия Люси. Чарминг была пронзена косой прямо насквозь.
- Смертельный приговор, - уже без какой-либо улыбки на лице изрек Леон. - Юджиния Чарминг, твои шансы на выживание равны нулю. Удар был критическим. Мне жаль... В каком-то родее.
- Леон, ты... - тихим, но явно ошарашенным тоном произнесла Люси.
Извлекя запачканную кровью косу из грудной клетки седовласой, Найтроуд обернулся к остальным и равнодушным взглядом обвел всех.
- Где же Ваши средние пальцы, умники и умницы?.. Говорил же, что не желательно стоять у меня на пути. Вы убедились в этом на примере Чарминг, - заключил Леон, взяв Люси в одлну руку и перебросив на плечо.
- Таким я был. И, судя по всему, таким и остался... А следующим будешь ты, верно? - ухмыльнувшись, спросил Найтроуд и показал пальцем на Распа. - Аж руки чешутся, как хочется продолжить бойню.

Отредактировано Leon Nightroad (19-11-2010 01:27:09)

+2

15

Противник хрипел и пытался выбраться, Рэст с удовольствием все сильнее сдавливал горло своей жертвы. Близок был тот миг, когда он наконец получит осколок и сможет попросить Мага заставить Рамона исчезнуть навсегда. Вот только Рэст не учел того, что все остальные могут оказаться недостаточно сильными для того, чтобы справиться с Леоном. Рэст не знал, кто был виновен в том, что Найтроуд смог не только вообще встать на ноги, но даже атаковать. И атака достигла цели. Рамон как в замедленной съемке видел взмах косы и брызги крови... Так же медленно Ив начала падать, как марионетка, у которой обрезали нити. Все звуки пропали, никто более не двигался кроме Ив, которая, казалось, падала целую вечность. Рамон не мог поверить в то, что случилось - он надеялся на то, что вмешается Маг, что рана на самом деле не смертельна и Ив все-таки можно еще будет спасти, но надежда на чудо испарилась в тот момент, когда девушка упала на землю. Тогда же время возобновило свой бег.
Последняя отчаянная попытка третьего "Я" хоть как-нибудь совладать с рвущимся на свободу зверем все-таки увенчалась успехом, вот только клетка была слишком хлипкой. На некоторое время Рамон смог контролировать себя, но это не могло продолжаться вечно. Анс наконец-то смог вздохнуть свободно, а может он не мог более дышать вообще - это Рамона не волновало. Леон что-то сказал? Рамон не слышал. Может кто-то что-то делал еще, может даже бой продолжился. Все это для Рамона более не имело смысла.
Весь мир уменьшился до размеров той хрупкой и беззащитной девушки, которую Рамон обещал защищать и оберегать до последнего, но не смог сдержать своего обещания. Она и была его миром. За то время, что Рамон был знаком с Ив, она стала для него кем-то большим, чем кто-либо ранее. Родители, брат, те девушки, что были до Ив - все это было забыто. Она одна была для него действительно важна, именно благодаря ей он смог выдержать то, что обрушилось  на его голову за прошедшие два дня. А теперь она умирала. Рамон не обращал внимания на тех, кто был вокруг, он не беспокоился о том, что Леон сейчас может без проблем взмахнуть косой второй раз и избавиться от Рамона навсегда. Такой исход был бы даже более предпочтительным. Смерть просто прекратила бы страдания, а заодно не дала бы Рамону стать тем, кем он станет очень скоро. Кто-то говорил, что время лечит, что с любой потерей в итоге можно смириться, но как мог Рамон поверить в это сейчас? Он просто обнял Ив, не заботясь о том, что моментально оказался залит кровью. Ее кровью.
Кто сказал, что мужчины не плачут? Рамон не пытался сдерживать слезы - это был не тот случай, когда нельзя было показывать свою слабость. Может быть стоило что-то сказать, но чем могли помочь слова? Ив умирала на его руках, а Рамон не мог ничего поделать. Можно было попытаться задержать кровотечение, но какой в этом был смысл - коса перерубила все ребра на груди, оставив такую рану, залечить которую не смог бы никто, даже сам Маг. Чудом было уже то, что девушка не умерла моментально. Рамон смотрел на ее лицо, которое казалось прозрачным из-за потери крови и плакал - больше он не мог сделать ничего.
"Рэст скоро снова вырвется. В этот раз навсегда".
"Плевать. Он хотя бы сможет отомстить. А мне больше нет смысла жить далее".

Это были единственные связные мысли - Рамон никогда бы не смог вспомнить, что творилось у него в голове в этот момент. Было просто желание проснуться и осознать, что это был всего лишь страшный сон. Вот только все это было реально - умирающая Ив, ее горячая кровь на руках Рамона и пустота в душе, заполнить которую было нечем. Пока что нечем.

+7

16

Если поначалу в Ансе еще теплилась хоть какая-то надежда относительно того, что видение действительно может быть не о нем и его путь на этом бое не будет окончен, то за последующие минуты эта надежда улетучилась окончательно. Ансельм чувствовал себя загнанным в угол откормленным домашним сиамским котом, которого окружила свора злобных голодных цепных овчарок и ротвеллеров. Один ротвеллер, правда, был за "кошака", но и ему было не миновать своей участи. Правда, следуя элементарной логике, следует отметить, что "коту", а вернее Ансу, действительно уже будет не суждено узнать, что станется с Леоном - все противодействующие Охотники сходились во мнении (а, может, таков был приказ начальства), что первым должен умереть Носитель, а дезертира они припасали на десерт.
"Дьяволо! И на кой черт мне вообще пришло это видение, сорвавшее мою грандиозную аферу? Будто я и без него не пойму, что я уже покойник!" - откровенно злился Ансельм, когда в него снова впились провода Милиссы и обдали тело очередной невыносимой порцией тока. И все бы хорошо: после этого провода не успокоились и несколько раз попытались расквасить эспера об землю мощными ударами. Анс с трудом изловчился, чтобы перерезать провода маятником и, освободившись, понял, что сил уже почти не осталось. Тело ужасно болело после устроенных немкой процедур, и Анс, лежа на земле и тяжело дыша, с трудом поднес руку к лицу. Проведя по правой щеке и после этого глянув на ладонь, он увидел, что та залита кровью. Экстрасенс закрыл глаза, считывая с самого себя повреждения - так и есть, от ударов он разбил правую бровь.
"Переживу как-нибудь... Ахаха, да, отведенные мне несколько минут уж точно", - пытался в последние минуты жизни не терять присутствия духа итальянец, потому, почувствовав подходящую к нему Владу, выдал:
- А вы настырны, моя дорогая. Вы и ваши приятели. Вам превосходно удается давить количеством, не расскажете, как вы пришли к такой великолепной стратегии? Поступок потрясающего благородства, как никак, вы можете собой гордиться... - парировал Анс, все еще пытаясь улыбаться, хоть мышцы лица уже с трудом его слушались. В ответ Влада выдала издевку и порвала один из сосудов в легких Монтанелли. Тому уже откровенно стало не по себе - дышать стало почти невозможно, на выдохе вырвался только кашель с кровью.
"Издевайтесь, мерзавцы... На том свете сочтемся, - подумал эспер, теперь чувствуя приближающегося Рэста. - А вот и ее... вернее, его величество моя смерть пожаловала. Надо же, я всегда верил в скелета в черном балахоне, а тут... Сплошная подстава!"
Рэсту было глубоко плевать на все правила хорошего тона и честного боя, в частности на правило "не бить лежачего". Видимо, в своем в данном недалеком амплуа ему действительно хотелось лишь одного - как можно унизительней для самого эспера прикончить Анса. Он щедро устроил итальянцу целый шквал ударов, которым тот даже не мог сопротивляться - остатки сил покидали экстрасенса с каждой секундой. При этом Рэст пригрозил последующей расправой с Беатриче (Анс с трудом отогнал промелькнувшее беспокойство за девушку), после чего обещался убить всех остальных Носителей. Охотник привел в действие свою цепь, отчего Ансельм почувствовал холодное прикосновение металла на своей шее, а потом итальянец начал ощущать настоящую предсмертную агонию. Тело отчаянно сопротивлялось, дергаясь в удавке врага, а самому же Ансу уже стало наплевать.
"Что я теряю? Абсолютно ничего. А вот этот мир через несколько секунд потеряет гениального изобретателя и экстрасенса - вот пусть они и скорбят. Осколок только жалко", - подумал эспер, уже полностью готовый уйти в мир иной, когда хватка внезапно ослабла и в пострадавшие легкие вошел живительный глоток кислорода. Итальянцу потребовалось время, чтобы прийти в себя и немного приподняться, и когда ему это удалось, он увидел следующее: Рэст, снова ставший основной личностью, держал на руках смертельно раненую Иветту.
"Леон постарался? Ну даешь, товарищ..."
Ансельм сосредоточился на ее энергетике и тотчас же ощутил знакомую - именно это он почувствовал в видении. Теперь все ясно. В пророчестве шла речь не о нем, а об этой девушке, которой, к слову, и без того оставалось жить считанные дни. Леон же решил ускорить процесс.
На секунду эсперу даже стало жаль этих двоих возлюбленных. Прямо Ромео и Джульетта - она умирает, он же не видит смысла жизни без нее. Ив оставалось жить еще не более пары минут, пребывая в страшных муках от нанесенной раны.
"Кого эта пара минут спасет... Сомневаюсь, Рамон, что ты хочешь, чтобы ради тебя она терпела эту боль. Знаю, ты никогда мне не поверишь, но там ей будет куда лучше"
Анс поднялся на ноги, без тени улыбки устремив взгляд на Иветту. Маятник соскользнул с кольца и со скоростью молнии пронесся к девушке, после чего пронзил ее в самое сердце. Она, скорее всего, даже ничего не почувствовала. Просто наконец-то освободилась от бренной оболочки, в которой ее вообще не должно было быть. И вот теперь наконец-то все для нее закончилось. К ее же счастью.
Маятник зацепил брошь с платья и вернулся к хозяину с ней - Анс осторожно припрятал украшение на тот совершенно маловероятный случай, что спастись все же удастся.
- Вот теперь все честно, - сквозь хрип произнес экстрасенс. - Для сведения, несколько минут назад кто-то из ваших прикончил брата Ив, Носителя. А теперь я убил ее. Мы квиты, господа. Хотя, более чем уверен, вы не насытитесь, пока не прикончите меня, так ведь? Воля ваша.
Руна на правом запястье засветилась ярким синим светом. Анс приспустил рукав, глядя на нее, и тут снова увидел рядом с собой очертания светлого духа.
- Хранитель, а я вас ждал, - снова заулыбавшись, произнес эспер. - Сделайте одолжение, не дайте им забрать мой Осколок, ладно? Вот облом-то будет, а...
После этого Анс многозначительно кивнул Леону, этим жестом говоря "Рад был знакомству. Держись, все будет в порядке", после чего снова перевел взгляд на охотников. Тело эспера предательски дрожало, но все же тот из последних сил держался на ногах и сохранял в глазах уверенный блеск.
"Жгите, ребята. Впятером на одного - уж постарайтесь..."

0

17

Потасовка, как это обычно и случается, началась с обмена колкостями - Носитель оказался болтлив как незнамо кто и, судя по всему, затыкаться даже не собирался. Но Ив не было до него никакого дела - куда больше ей хотелось расправиться с Леоном. Но инициатива все же принадлежала Носителю, так что когда Рамон ("Черт побери, опять этот Рэст...") предложил обоим товарищам сдаться, то незнакомец вышагнул вперед и произвел, как впоследствии оказалось, отвлекающий маневр. Иветта поняла это только когда ее талию вдобавок к корсету стянула тончайшая нить.
"Что это? Этот парень завсегдатай кружка кройки и шитья, что ли?" - нахмурившись, подумала Ив, глядя на Носителя. Его маневр коснулся всех Охотников (Леон к оным уже не причислялся) и теперь любое неверное движение вело к пренеприятнейшим последствиям. К счастью, с Носителем что-то произошло, и его нить в мгновение ока исчезла, а сам он стал совершенно беззащитным, чем тут же воспользовались соратники, порядочно устроив наглецу дольче виту, о которой он сам недавно упоминал. Иветта наблюдала за потасовкой, настраиваясь морально на то, чтобы как следует наподдать Леону. Красная сеть снова загорелась на коже девушки и та уже была готова выбить предателю почву из-под ног, когда услышала ненавистный голос, окликающий ее:
- Эй, Эва.
"Что за..."
Фигура Леона, совсем рядом. Взмах. Лезвие.
- Умри.

Ив и раньше слышала о понятии сон наяву. Сейчас же оно для нее стало буквальным. Все, что и происходило с ней, она воспринимала как сон. Вся жизнь стала простым кошмарным сном. Мелькали лица, события, мимо проносились годы. Бесцельные годы никому не нужной никчемной жизни. И только в самом конце этой киноленты начал пробиваться хоть какой-то смысл. Служение Магу и Рамон. Ничего более. Но сон не может длиться вечно.
"Скоро... Уже совсем скоро... Все закончится..." - проговорила про себя Ив, и тут же распахнула глаза от пронзившей ее боли. Девушка лежала на земле. Ее тело было перерублено, кровь сочилась нескончаемым потоком.
"Да, и правда... Еще совсем немного, осталось потерпеть совсем немного..."
Условности. Ив было все равно. Ей с рождения внушали мысль о том, что она родилась лишь чтобы вскоре умереть, потому всегда была настроена морально на свою кончину. Нет, даже смертельная рана ничего не значила для нее. Самое главное - рядом был Рамон. Он безутешно прижимал к себе дрожащее в предсмертном ознобе тело Ив, всеми силами стремясь задержать ее душу здесь, не отпускать от себя. И хотя любое, даже малейшее движение причиняло Иветте еще большую боль, девушка, превозмогая ее, осторожно провела трясущейся рукой по плечу, а вслед за ним и по предплечью любимого, после чего положив свою ладонь на его.
- Все хорошо, - прошептала она, выдавливая из себя улыбку и с трудом сдерживая рвущиеся на волю слезы. Она не хотела, чтобы Рамон запомнил ее слабой и беспомощной. Нет, ни в коем случае. Только улыбку. Он должен запомнить только ее блестящие темные глаза и улыбку. - Все так, как должно было быть. Я не ухожу навсегда, нет, не смей даже так думать! Глупый, - Ив попыталась беззаботно рассмеяться, что, все же, вышло у нее весьма обреченно. - Не переживай за меня. Это лишь на время... Потом мы увидимся снова, обязательно. Когда-нибудь, обещаю тебе, мы снова будем вместе. Буду ждать тебя хоть вечность, клянусь тебе. Ну чего ты... Нашел повод, тоже мне, - все еще улыбалась Ив, заглядывая в лицо Рамону. - Ты ведь еще остаешься. Это самое главное. Единственное, о чем я прошу тебя сейчас - постарайся хотя бы на время забыть обо мне и быть счастливым на этом свете. Даже без меня, понял? Обещай мне! - почти белые полупрозрачные пальцы Ив переплелись с его пальцами. - И доведите войну до конца с нашим победным исходом, хорошо? Не хочу, чтобы мой уход был напрасным.
Иветта осторожно легла обратно на землю и зажмурила глаза. Что-то внутри скомандовало ей немного отпрянуть от Рамона, тем не менее, она все еще держала его за руку. Подумать только, сколько всего случилось за последние несколько дней. Некоторым за всю жизнь не дано вкусить такого, а тут... В какой-то мере Ив еще хотелось остаться здесь, охотиться за Осколками, устраивать потасовки в прихожей, да и просто быть рядом с тем, кто дорог ей больше всего на свете...
"Уже поздно. Я действительно устала от своей неправильной, ненужной жизни. Пора и честь знать"
Ив в последний раз приподняла веки и с самой теплой улыбкой, на которую только была способна, взглянула на Рамона.
- Будь счастлив, - повторила Иветта. Тепло его руки стало для нее вмиг величайшей ценностью, самым сокровенным и дорогим. То, что она будет помнить и хранить в сердце вечно...
Синий проблеск перед глазами. Еще удар. На сей раз последний. Безболезненный.
Открывший дорогу в вечность. Свободную и спасительную.

… для нас, простых смертных, смерть значит гораздо больше,
чем быстролетное мгновение жизни. Генри Хаггард.

+7

18

  Анс лежал на асфальте, и Ли с упоением смотрела, как с его лица исчезает улыбка - наглая, лживая, подлая улыбка. Он не боится смерти. Что ж, да будет так...
  Рамон подошел к Ансу и что-то сказал, потом наступил на руку с кольцом - хрустнули пальцы. Пинок в голову. Еще один. Удавка из цепи. "Виртуозно..." Потом он снова что-то сказал, но для Милиссы это уже не имело значения.
  Что-то заставило ее оглянуться.
  Леон сбросил провода с ног - рыжая почувствовала, как они расплавились, - и поднялся на ноги. Шатаясь, он сделал несколько шагов к Эве... лезвие косы блеснуло в свете фонарей. "Где же ты..."
  Чарминг со странным выражением лица смотрела на окровавленное лезвие, торчащее из ее груди - удивленно и широко распахнутыми глазами. Крик, чей-то пронзительный крик зазвучал у рыжеволосой в ушах - это было кто-то из присутствующих здесь или абсолютная память дала о себе знать - он заставил обернуться и распахнуть глаза за толстыми стеклами очков. Центробежная сила - и они улетели куда-то на асфальт...
  Тело Иветты упало на руки Рамона, начертив в воздухе кровавую дугу. Он смотрел на нее, как будто она была для него целым миром... Она что-то сказала, потом попыталась засмеяться... Синий свет, тело альбиноски изогнулось - и упало на асфальт - так падает лавина, с громогласным грохотом, с ужасающей простотой.
  "Эва..."
  Вот он. Он стоит и смотрит на свой маятник - его Милисса разглядела как в замедленной съемке. Он стоял, вертя в руках брошь Иветты, и смеялся... смеялся... смеялся...

  Провода сами вылезли из-под блузки, с огромной скоростью несясь к Ансельму, впарываясь ему в тело и заматывая руку с маятником. Аккумуляторы сами настроились на полное напряжение, и Ли ощутила, как заряд помаленьку растворяется, отправляясь в тело эспера... она ощущала, как электроны бегут по проводам и входят в его уставшее, мерзкое тело с подлой душонкой внутри.
  Милисса опустилась на асфальт. Провода действовали сами - они снова шарахнули Монтанелли об землю, потом о развалины дома, еще раз, и еще, и еще... "Эва..." - это слово билось где-то в районе горла, в такт тело Ансельма билось об асфальт и развалины стены - кирпичи начали свое движение вниз...
  - Я ведь совершенно никого не знаю... И мне самую чуточку страшно из-за этого...
  - Новенькая? Что ж, рада знакомству - Милисса...
  - Меня зовут Юджиния...

  Фонтан голосов взорвал голос Мага - он ворвался в мысли Милиссы, распахнув двери. Он один имеет право на это.
  - Ли, Осколок!
  Тело Ансельма упало на асфальт, аккумуляторы выключились. Рыжая на предательски дрожащих ногах подошла к итальянцу, смотря на его окровавленное лицо сверху вниз.
  - Ты знаешь, что я хочу сказать, - выплюнула она, подивившись холодности голоса - таким в минуты волнения он еще никогда не был. Провода, которые впились где-то в районе лопаток, подняли итальянца в воздух на уровень рыжеволосой; рука замахнулась и изо всех сил отвесила ему пощечину - Ли видела, словно по кадрам, как она врезается в его окровавленную щеку.
  Браслет рванул к маятнику - и в момент перерезал нить, а рука схватила брошь Иветты. Рыжая была несказанно рада, что Анс еще жив - пусть посмотрит смерти в глаза. В разные глаза Милиссы.
  Она разорвала рубашку на его груди, прочертив ногтями восемь параллельных порезов, и начала извлечение Осколка. "Карие глаза... теперь это еще один цвет, который я ненавижу. Это цвет... моего желания убить." В этот момент весь остальной мир перестал существовать.

Отредактировано Miliss Gabelin (21-11-2010 12:04:23)

+1

19

Рамон молча слушал то, что сказала ему Ив. Каждое слово отдавалось болью в сердце, которую, казалось бы, выдержать не способен никто. Он не мог дать обещание, что будет счастлив, так как уже знал свою дальнейшую судьбу. И в ней не было места счастью. Рамон вздрогнул, когда маятник Анса вошел в сердце Иветты. Ощущение было такое, будто удар был нанесен ему лично. Парень как можно осторожнее положил девушку на землю, хоть это и было уже бесполезно - от Ив осталась одна только оболочка, а душа ее... Рамон не верил в загробный мир и в то, что может попасть в ад либо в рай. Но если он ошибался, то в раю ему места не было после того, что он уже совершил и собирался совершить.
- Извини, но я не могу ничего обещать, так как это будет ложь, а лгать тебе я не хочу, - Рамон перевел взгляд с тела Ив на Леона, - Тем более, что дальше от меня ничего не зависит. Рэст! Если ты отомстишь, то я никогда более не вернусь.
"НЕТ!"
"Поздно."

Три составляющих любой личности: Эго, Сверх-Эго и Ид. Гармоничное их сочетание и образует человека. Вмешательство Мага наметило разлом между составляющими, а смерть Ив спровоцировало окончательный распад. Эго и сверх-эго исчезли - осталось только Ид. Ид чужды какие-либо моральные принципы - оно способно заботиться только о себе. Что будет с человеком, если забрать у него способность жалеть кого-либо, а также совесть, честь и достоинство? Он станет чудовищем, каждое действие его будет направлено на то, чтобы улучшить свое положение и тот, кто будет хоть как-то ему мешать будет уничтожен. Но у Рамона было все-таки единственное чувство, заставляющее Рэста хоть как-то себя сдерживать - любовь. Любовь эта была ущербной, не такой, как ее представляют себе многие, но в то же время она одна могла успокоить монстра, который обычно сдерживался множеством других блоков. А теперь представьте, что эта последняя, очень хрупкая преграда исчезает. Ничто более не сможет остановить этого зверя. Любой нормальный человек бы вышел из себя, разозлился и попытался бы отомстить. Но Рэст был не способнен даже на это, ибо не чувствовал сожаления. Просто в душе образовалась пустота, которую нужно было бы чем-то заполнить и этой заменой стала ненависть. Ненависть не только к Леону, но и ко всем без исключения. Каждый теперь был личным врагом для Рэста, а врагов надо убивать. Убивать так, чтобы все остальные попрятались от ужаса и боялись даже посмотреть в твою сторону.
Прежний Рамон перестал существовать. Рэст рассмеялся. Это был такой смех, от которого кровь стынет в жилах, ибо становится понятно, что перед тобой уже не человек, даже не зверь - это что-то неестественное, чему не место в этом мире. Действительно, у Рэста был повод для счастья - он теперь становился единоличным хозяином тела за пустячную, на его взгляд, услугу - убить этих двоих, одного из которых уже атаковала Милисса, а второй был очень близко и никуда не мог убежать.
- Ну что же, развлечемся. Это была твоя последняя ошибка.
Коса в руках Леона вдруг исчезла, будто кто-то задул свечу - глушащее биополе снова было активировано и противник остался без способностей. Рэст не собирался дать противнику ни единого шанса.

+2

20

Квуин буквально шлепнула себя по лбу, оставив на том месте красный отпечаток, когда ее атаки не помогли. Как же так? Стрелы? Все, ими она больше никогда не пользуется! Сама себе горло перережет, если воспользуется! Да… а пока, она с жалким видом уселась на землю в позу лотоса, наблюдая за остальными. В руках арбалет трансформировался (плюс еще осколки) в секиру. Так же как и к столбу, Кву зажала его в объятиях и вздохнула. Зевнув, все стало медленным. То быстрым, то медленным, ей уже было по барабану. Хотелось спать… «Так, не клюй носом! Дура… » закрыв глаза, Квуин вздрогнула от того, что сердце больно стукнуло в груди. Распахнув глаза, она поняла, что пропустила…. Увидела лишь то, что новая знакомая лежала на земле. В крови. «Кто смог так… боже… даже я не могу…» При виде крови, еще хуже, раны, Охотницу чуть ли не стошнило. Она успела отвести глаза и подставить ладонь ко рту. А вот и ее убийца ( Оп па на...знакомый Охотник!). Надо было тогда, на станции, не просто целиться, а еще и на курок нажать...
Тут же рядом стояла Милисса, к счастью целая и невредимая. Извлекала она к удивлению Квуин Осколок. Не мешать? Хотя интересно, что она сама сделает с ним, когда тот очнется? Подтащив секиру, Кву спросила:
- Помочь разрубить его? - оружие она подставила рядом, мол, это будет быстро, немного с отвращением потрогав парня железякой, проверяя, жив ли он. И снова странная тошнота. Тем парнем с косой разберется Рамон, хотя по последним словам сейчас он далеко не Рамон. С полумертвым так же разберется Милисса.
Все же Квуин не смогла забыть вида бедной Иветты, поэтому отвернулась и направилась к ней. Присев на коленки, Охотница заглянула в ее лицо, но так и не решилась ничего сказать. Она даже не заметила, что коленки снова теперь заляпаны в крови. Ей не понять Рамона. Ведь сама никого некогда не любила, даже узнав о смерти отца с ее глаз не соскользнула слезинка. Ей не понять ни кого. Что же, вот такая вот она.

Отредактировано Queen Spayds (21-11-2010 18:15:09)

0