Мы рады приветствовать вас на ролевом форуме Бремя Сердца! Действие игры разворачивается в захудалом городке Холлоуфилдс, Северная Каролина, США, 2037 год. Две группировки террористов, именуемых Носителями и Охотниками, схлестнулись здесь за право быть первыми на ринге. А если честно, здесь должно быть мегапафосное описание во многабукаф =) Словом, мы вернулись )




Бремя Сердца: Война за Осколки

Объявление

Новости

Дорогие гости, не сидите на главной странице - скорее создавайте персонажа и отправляйтесь к нам =) У нас есть печеньки. Читайте Краткую справку о мире.

• Бесач жил, жив и будет жить! Мы возвращаем первый сезон, наших игроков и темы из архива. Администрация в сборе и готова к труду и обороне. Возвращаем былое, ребята!
• В данный момент доигрывается пятый квест "Ответный визит". Подробности в теме квеста.
• Наконец-то мы можем гордиться собственным дизайном! Макет - Линария, остальное - Мелисса. Может, мрачновато, но как раз под стиль форума.

Sleep peacefully, dear BH.

Топы

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бремя Сердца: Война за Осколки » Черри Бранч » Старое кладбище


Старое кладбище

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Это место не пользуется популярностью среди местных жителей, хотя иногда  и здесь можно увидеть любителей поискать приключения. При входе огромные черные ворота с фигурками летучих мышей. Здесь никогда не бывает тепло, всегда туман, и постоянно заседают вороны. Половина могил растормошены, цветов ни на одной уже давно не было. По масштабам довольно-таки небольшое, вокруг много облезлых старых деревьев.

0

2

Наверное она видела какой-то сон. Ее веки были плотно прикрыты, а руки сложены на груди. Но этот долгий мучительный сон, который казался бесконечным, все-таки закончился, кто-то прервал его легким постукиванием по крышке гроба. Первое, что было странно, это то, что она услышала этот стук, хотя и не должна была, будучи мертвой. Затем стук повторился, а потом к нему добавилась еще и ужасно громкая возня - судя по всему кто-то пытался отодвинуть крышку. Филомена встрепенулась, и, забыв о том, что она мертва, резко уперлась руками в крышку гроба, пытаясь ее сдвинуть. Наконец и ей, и незнакомцу это удалось — тяжеленная резная крышка поддалась напору и соскочила со своего места. От слепящего, хоть и лунного света, Филомена  с непривычки зажмурилась. Ступив на холодную землю, девушка осмотрелась, но того, кто помог ей выбраться наружу, нигде не было. Вокруг не было ни души, только вороны зловеще перекрикивались где-то в дали.
-Кто здесь? - крикнула девушка глухим голосом, ее связки были по завязку забиты землей, и не желали слушаться хозяйку. Девушка прокашлялась и повторила чуть громче, - Кто здесь? - но ответа так и не последовало, лишь легкий ветерок шевелил редкую поросль травы у девушки под ногами.
«Как я очнулась? Совсем недавно... или давно... Мне казалось, что  я мертва. Да, точно, я мертва. Я помню тот самый миг, как этот проходимец прикрывался мной от пуль, как одна угодила мне прямо в сердце. Странно... Я не чувствую боли, да и тело мое кажется в порядке. Неужели я жива?» - хаотично размышляла девушка.
-Я оживил тебя. Ты живой мертвец, - послышался чей-то потусторонний голос.
-С кем я разговариваю? - спросила девушка, озираясь по сторонам, но вокруг никого по-прежнему не было.
-С этого дня можешь называть меня своим создателем. Я подарил тебе жизнь, но в замен мне нужна от тебя преданность и верность. Если ты не готова на это — тебе придется вернуться в свой уютный домик.
-Хозяин, я готова стать вашей преданной слугой навечно, - прошептала девушка, она не хотела терять только что обретенную жизнь.
-Теперь ты неуязвима — у тебя нет сердца, и поэтому умереть ты не можешь, у тебя нет чувств — только одна ненависть. Ты идеальное оружие для меня, - прошелестел голос: - До скорой встречи, - Девушка невольно поклонилась неизвестному голосу.
-До скорой встречи, хозяин, - сказала девушка зловещим тоном, ее горло полностью расчистилось, говорить, да и двигаться стало намного легче. Она сделала пару шагов вперед, подвигала руками, кивнула несколько раз головой — все, казалось, было в порядке и нормально функционировало. Теперь, когда девушке все было более или менее ясно, она присела на крышку своего гроба и решила немного подумать о своих дальнейших действиях.
«Что ж, меня создали, чтобы быть орудием для убийства. Я буду им для своего создателя. Все люди, все до одного, пожалеют, что они еще живы. Я убью их всех, растерзаю. Я буду наслаждаться их медленной, мучительной смертью и слушать жалобные стоны о пощаде.», - с этими мыслями девушка набросила свою потрепанную фату на голову чтобы прикрыть лицо. Ее глаза сверкали в темноте опасным ведьминским огнем.

Отредактировано Philomène Sauvage (04-07-2011 00:37:58)

0

3

Как известно практически каждому смертному (и тем более бессмертному), вампиры и прочая нежить набирается энергии в местах силы и энергии, неважно, положительной или отрицательной. Одним из таких мест, излюбленных готами, было старое кладбище на Черри Бранч.
Эдуард частенько навещал это место. Ему импонировал общий вид чего-то заброшенного, полностью мертвого, уже никогда не сумевшего бы вернуться к жизни. Действительно, даже если бы за этим кладбищем начали активно ухаживать, в нем осталось бы нечто унылое. И призраки никогда это место не оставят, каким бы зеленым и светлым оно не стало.
Эдуард посмотрел по сторонам, хотя это можно было и не делать, ведь на этом кладбище не бывало ни безутешных родственников погибших, ни пофигистичного могильщика. И все же, убедившись в отсутствии живых (о мертвых Эдуард судить не брался), юноша опустился на холодную, бурую траву. Спиной он прижался к какому-то надгробию, и тут же почувствовал поток энергии, текущий по его спине, выполняя правильный круг: через ноги, вверх, огибая голову, и вновь вниз.
Появилось приятное ощущение, словно усталость и жажда на несколько мгновений покинули его. Благодаря данной процедуре он сможет не питаться еще некоторое время, но завтра...завтра лучше бы ему найти себе жертву.
"Какого-нибудь подвыпившего парня. Хотя алкоголь в крови плохо на меня действует. Ну ничего." - он прикрыл глаза, сосредотачиваясь на ощущениях. Некоторое время ничто ему не мешало: ветер, почти такой же безжизненный, как и все это место, нежно касался его лица, а запах ночи успокаивал. Это напоминало ему то состояние, в котором люди спят. Им не мешает жажда. И они дышат.
- Ужасно, конечно, - тихо сказал себе Эдуард. Он ненавидел вампиризм. - Но до чего великолепная ирония...
Он прислушался. Ему на миг показалось, что где-то раздался шорох травы, и не от ветра, а от шагов. Вампир медленно открыл глаза и повернулся на звук, раздавшийся в его ушах подобно шипению змеи. Довольно далеко от него, и все же не на самом безопасном расстоянии, возвышалась фигура в грязно-белом. Это создание больше всего напоминало привидение, и Эдуард не мог разглядеть лица, чтобы убедить себя в том, что пред ним человек. Но, приглядевшись, вампир понял, что это вовсе не призрачная оболочка, белая, и похожая на туман, а платье. Свадебное платье и фата, скрывающая лицо.
- Я слышал о приведениях раньше, но ни разу ни одного не видел, - заметил он все тем же спокойным голосом. Казалось, если бы рядом взорвалась бомба, он говорил бы точно так же. - Дай угадаю, ты призрак мертвой невесты. Она так и не дошла под венец, была убита, а теперь мстит. Прости, но я в годы своей моло...кхм, в школьные годы насмотрелся на косплееров. И мне фильм Тима Бартона не нравится, - юноша поднялся с травы и решительно направился к выходу с кладбища. У него даже не промелькнула мысль, что за его спиной находилась потенциальная еда. Его слишком напугал вид этой...неформалки.

0

4

Филомена собиралась было уже уходить с кладбища, как в нескольких шагах от нее появился какой-то субъект мужского рода. Нагло оперевшись о надгробие Филомены, он присел на траву, в слух рассуждая о чем-то.
-Ужасно, конечно, но до чего великолепная ирония...  - произнес парень тихо, но Филомена отлично расслышала каждое его слово. Она еще не совсем пришла в себя и не могла полностью контролировать свои эмоции после пробуждения, поэтому на несколько секунд Филомена растерялась и не знала, как ей действовать дальше.
«Человек... Дай-ка я попробую на тебе свои способности», - подумала Филомена и двинулась вперед, не сводя своих черных ведьминских глаз со своей первой жертвы. Девушка сосредоточилась на парне, на его энергии, на его ауре и спустя несколько секунд в руках у девушки появилась маленькая кукла-вуду схожая общими чертами с новым знакомым Филомены. Девушка сделала несколько шагов в сторону парня, трава под ее ногами предательски зашуршала и парень заметил ее, слегка подняв голову. Они находились на довольно-таки приличной дистанции, но она успела посмотреть на его усталые и спокойные глаза, и в голове у нее что-то щелкнуло.
-Я слышал о приведениях раньше, но ни разу ни одного не видел, - произнес парень спокойным, размеренным тоном, смотря прямо на покойницу, - Дай угадаю, ты призрак мертвой невесты. Она так и не дошла под венец, была убита, а теперь мстит. Прости, но я в годы своей моло...кхм, в школьные годы насмотрелся на косплееров. И мне фильм Тима Бартона не нравится, - сказал тип, то ли разговаривая сам с собой, то ли обращаясь к Филомене. Девушка внезапно кардинально изменилась в лице, на щеках проступил румянец, да и черты лица стали более мягкие и красивые, будто это совсем другой человек.
- Извините, я право не знаю, как здесь очутилась. Ах, тут так холодно и страшно, где же мои родители? - совсем другим голосом произнесла Филомена, испуганно озираясь по сторонам, будто бы не понимая, что происходит, - Кладбище какое-то... Вам тут не страшно? Говорят, тут полно призраков ходит. Надо от сюда уходить, я дум... - девушка не успела договорить, мощная сила оттолкнула ее метров на пять, в голове все закружилось, перепуталось. Затем, спустя несколько секунда Филомена пришла в себя. Она подняла голову на парня, буквально прожигая его взглядом, полным ненависти. Она сосредоточилась на его энергии, и через несколько секунд у нее в руках появилась крошечная кукольная копия молодого человека, сделанная из соломы. Филомена достала из своей маленькой сумочки пару острейших игл, на кончиках которых сочился густой терпкий яд.
-Одна иголочка, две иголочки... Сколько же нужно иголочек, чтобы убить этого долговязого живого уродца? Какие они красивые, мои иголочки, так и блестят при свете этой проклятой луны, а яд так красиво течет, загляденье, - начала восторженно бормотать Филомена, любовно гладя пальцами свои иглы, больше похожие на длинные ножи без рукоятки. Внезапно поднявшийся сильнейший ветер теребил траву под ногами девушки, а затем резким взмахом своей невидимой руки поднял ее длиннющую фату, которая прикрывала лицо. Прежде красивое, аристократичное лицо девушки в этот момент могло испугать юношу своей мертвенной бледностью и зловещим выражением. Но если отбросить все это, то она до сих пор не растеряла остатки прежней красоты, черты не лишились своей строгости и четкости, разве что скулы стали слишком уж видны, да щеки куда-то подевались.
-Протекай, яд, по его венам и артериям, протекай по всему организму, уничтожь его до основания, уничтожь, - шипела девушка нараспев, приближаясь к своей жертве. Кукла в ее руках запрыгала от напряжения, а игла была готова вонзиться прямо в сердце.

Отредактировано Philomène Sauvage (06-07-2011 21:48:14)

0

5

Эдуард как раз уверенно шел к воротам, ведущим с кладбища, черным, с ржавым налетом, и враждебным, как и все здесь. Девушка за его спиной сделала несколько шагов и мягким, классически женским тоном пролепетала:
- Извините, я право не знаю, как здесь очутилась. Ах, тут так холодно и страшно, где же мои родители? - она говорила это так искренне, с таким неподдельным содроганием юной, неиспорченной девушки, что на губах Эдуарда мелькнула улыбка. Если она действительно была испуганна, то являлась легкой добычей для него. Если нет, и все это было лишь игрой, то ее следовало опасаться не меньше, чем нежити. Что-то ему подсказывало, что "невеста" отлично притворяется, надеясь на его расположение к себе. Думает, что он поспешит взять ее за ручку и отправиться искать ее родителей в седом тумане?
"Размечталась," - подумал вампир.
- Кладбище какое-то... Вам тут не страшно? Говорят, тут полно призраков ходит. Надо от сюда уходить, я дум... - все лепетала девушка, словно умалишенная.
"Продолжай в том же духе, и "Комеди Франсез" будет горько плакать о том, что у них нет такой актрисы," - Эдуард с совершенно непроницаемым лицом продолжил свой путь к выходу. Ворота были уже совсем близко - только руку протянуть. Тогда он покинет священную землю, и, быть может, страшный призрак останется позади.
Он услышал ее бормотание. Она словно шептала какие-то заклинания, желая навлечь на него беду. Стоило ли объяснять, что вампир и сам считается ужасным несчастьем?
- Сумасшедшая, - подумал вампир, расслышав обрывки ее слов. Что-то про "красивые иголочки". Эдуард медленно повернул голову, чтобы посмотреть, чем занимается эта больная. Вдруг она уже за его спиной, готовится проткнуть ему глаз одной из иголок? Но нет, он бы услышал. Девушка сидела довольно далеко от него, и лицо ее уже не скрывала тяжелая фата, больше походящая на паутину.
-Протекай, яд, по его венам и артериям, протекай по всему организму, уничтожь его до основания, уничтожь, - Эдуарду не пришлось даже напрягать слух, чтобы расслышать эти страшные слова. Она собиралась проткнуть куклу, зажатую в руках, острой иглой. Прямо как в магии вуду. Стоп, но ведь это и есть магия вуду!
Иногда Эдуард забывал, что он не человек. И в такие моменты в нем что-то разбивалось, и уже холодная плоть становилась еще холоднее. Он ведь не знал, причинит ли ему этот яд вред. Кто мог рассказать ему? В книгах вампиры никогда не сталкивались с вудуизмом.
- Что ты делаешь? - спросил он как можно спокойнее. Голос даже не дрогнул, и лишь суровость взгляда и жесткая складка у рта могли показать собеседнику, как он напряжен. Юноша не хотел рисковать, а потому прибавил, с применением своего вампирского гипноза, - Остановись. К чему тебе эти детские игры? - ему казалось, что ее разум не отозвался, что внутри было глухо и звонко, как в пустой бутылке из-под сливовицы. Это его насторожило, и он подумал, что дело пойдет легче, если он узнает имя. Ведь, как известно, человек не принадлежит себе, как только вампир узнает его имя. - Как тебя зовут? Ты не могла бы отложить все это. Уверен, в твоем возрасте нормально интересоваться подобными фокусами, но это вовсе не безопасно. Хочешь, я отведу тебя домой, к родителям, как ты хотела? - он протянул ей руку. Тоже отличный ментальный трюк, на многих срабатывает, и после этого любая шея в твоем распоряжении. - Но для этого нужно твое имя.

Отредактировано Eduard Ionescu (07-07-2011 19:37:58)

0

6

Далее парень начал что-то говорить девушке по-английски, наивно полагая, что настоящая патриотка своего языка, каковой всегда являлась Филомена, будет говорить с ним по-английски.
- Bougre bougrant, bougre bougré — прошипела девушка, впиваясь взглядом в ненавистного человека. «Нет ничего прекрасней французского языка, твой язык уродлив и ужасно смешон», - злорадствовала девушка, не сводя глаз с неприятного типчика, который, казалось, так спокоен, потому что невероятно туп, так по крайней мере думалось Филомене.
- Как тебя зовут? Ты не могла бы отложить все это? Уверен, в твоем возрасте нормально интересоваться подобными фокусами, но это вовсе не безопасно. Хочешь, я отведу тебя домой, к родителям, как ты хотела? - на эту жалкую попытку спасти свое пока что живое тело, Филомена лишь рассмеялась жутким, бередящим душу смехом, похожим на скрип старых несмазанных дверей.
- Pardon, mais je ne peux pas comprendre que vous dit, stupide. Je suis francaise! - изящно выговорила на родном языке девушка шипящим от ненависти голосом, продолжая сжимать в руках иголку. Все ее бескровное тело дрожало от нетерпения наконец-таки всадить иглу в куклу, чтобы понаблюдать за мучениями этого наглого, самоуверенного человечишки, который так просто хотел от нее избавиться. Конечно, она понимала каждое его слово, с детства Филомена учила английский, так было положено юным леди ее социального положения, но желание досадить этому человеку было столь велико, что она решила не только понаблюдать за его мучениями, но и поиграть на нервах. Тянуть уже не было сил, разговаривать не было никакого желания, поэтому француженка решила перейти от разговоров к действиям. Широким угловатым жестом она всадила иголку глубоко под ткань кукле, которая напрямую должна была сообщить свою боль человеку, с которым она была энергетически связана. Лицо девушки исказилось от смеси ненависти и удовольствия, глаза ее засияли неистовым блеском, а губы растянулись в тонкой, змеиной улыбке. Ее внутренняя пустота, казавшаяся до этого нестерпимой и угнетающей, немного потухла, уступая место сладостному удовольствию от убийства, которое получает, безусловно, каждый убийца.
«Если это именно то, что мне нужно будет делать всю оставшуюся жизнь, то я буду только рада — кажется, мне это очень нравится», - не без удовольствия подумала Филомена, но внезапно ее будто бы ударило током — она выронила куклу из рук, глаза ее остекленели, а руки безжизненно повисли вдоль тела.
«Мне нужно зеркало... Зеркало, ЗЕРКАЛО!!!!!!!!!!!» - повторяла про себя девушка, хаотично выбрасывая в воздух потоки своей энергии. Ее руки взметнулись к ее маленькой сумочке, где по идее должна была быть эта часть женского туалета. Наконец она нащупала гладкую поверхность маленького карманного зеркальца.  Быстрым, нервным движением она поднесла его к лицу и с переполняющим ее ужасом посмотрела в него — то, что она увидела в нем на столько разозлило девушку, что она со всей злостью, ей свойственной, отшвырнула его в сторону так, что оно разбилось в дребезги, раскололось на сотни крошечных осколков.
«Что со мной стало? Где моя прежняя красота? Где румянец на щеках, где пухлые розоватые губы? Нет, нет, нет... Это создание не может быть мной!» - от боли девушка схватилась за голову и упала ничком на холодную голую землю, рыдая от отчаянья. Она совсем забыла про того незнакомца, которого она совсем недавно так хотела убить — для нее все перестало существовать на свете, кроме нее самой.
- Кажется, я не для этого тебя оживил, - послышался чей-то недовольный голос, - Не смей меня подводить. Убей этого юношу. Он — наш с тобой враг, - проговорил создатель. Внезапно Филомена обмякла как тряпичная кукла на пару секунд, а затем встала как ни в чем не бывало.
- Твое превращение окончено, - усмехнулся бестелесный голос и исчез.
Все эмоции, что были у Филомены до этого, исчезли, даже ненависть, оставив только спокойствие и хладнокровие. Медленным, размеренным шагом, девушка подошла вплотную к незнакомцу, подобрала куклу, что валялась у его ног и посмотрела парню прямо в глаза.
- Какой яд тебе нравится больше всего?

Отредактировано Philomène Sauvage (08-07-2011 19:57:38)

0

7

- Pardon, mais je ne peux pas comprendre que vous dit, stupide. Je suis francaise! - произнесла девушка своим пугающе безжизненным голосом. Эдуард вопросительно посмотрел на нее, не сразу сообразив, на каком языке она говорила. Так бывает, когда ушам привычна иная речь. Вот почему вампир долго не отвечал, словно старался разгадать тайный смысл сказанного, будто это был особый диалект английского, а не чистейший французский.
Взгляд этой ожившей "куклы" показывал, что она не намерена использовать английский в разговорных целях.
"Отлично, я тоже с тобой по-человечески болтать не рвусь, у меня тоже родной язык есть. Для еды ты бледновата. Ощущение такое, что тебя уже кто-то выпил. И не раз," - думал юноша.
- Eu nu înţeleg limba franceză, fată. Arunca ace-ul tău, ele sunt nervos despre mine. Witch. - сказал вампир на своем родном румынском. Если бы не английский акцент, надежно закрепившийся на его зубах и языке, прлизнесенная фраза показалась бы даже красивой.
Он вздрогнул, когда иколка проткнула ткань тряпичной куклы. В лице этой страшной ведьмы не осталось ни намека на человечность. Лишь желании пролить чью-то кровь. Кем бы ни была раньше эта девица, сейчас она представляла из себя идеальную убийцу.
Эдуард прождал долгую минуту, прежде чем полностью убедился в том, что тело его не погибает от боли. Он не чувствовал ровным счетом ничего. Разве что странное покалывание, совсем легкое, которое не означало ровным счетом ничего. Действительно, как мог на него подействовать яд?
- Sunt al naibii de bucuros nu m-am rănit, - усмехнулся Эдуард, приближаясь к девушке, которая зачем-то вначале склонилась над зеркальцем, а затем отшвырнула его прочь. Не понравилось отражение? Что ж, она действительно выглядела не ахти. - Не понимаешь? Вот и я твой французский не сильно воспринимаю. Пусть английский станет компромисом, а?
Явно не слушая его, девушка спросил, какой яд он предпочитает. Эдуард пожал плечами.
- Ну не знаю, например... - он резко кинулся вперед и опрокинул девушку на траву, после чего оскалился, что стали видны клыки. -Мой собственный!
Вампир приготовился впиться ей в шею.

0

8

Набор ненужных, да и по мнению той же самой Филомены, ужасных слов сорвался с губ потенциальной жертвы. Посмотрев на человека так, будто он был цыпленком на вертеле, который ни с того ни с сего начал говорить прямо на своем смертном одре, девушка приблизилась еще на один шаг. Наконец когда паршивец начал  говорить на еще более приемлемом английском, его тон показался Филомене каким-то глумливым, но девушка не обращала на это никакого внимания, для нее было главным здесь и сейчас уничтожить врага любыми способами.
-Мой собственный! - ответил девушке парень, резко опрокидывая Филомену на землю. Девушка присмотрелась к нему повнимательней и заметила у него тонкие, остро наточенные клыки, которые выглядели весьма опасно.
«Так он вампир! Тот самый, о которых я читала в дурацких штампованных книгах раньше. Якобы романтичные, полные мрачного пафоса существа, которые пьют человеческую кровь как томатный сок. Когда-то мне это нравилось... по-моему еще до детского сада», - подумала мертвая невеста. Внезапно подозрительный тип приблизился к ее шее  с явным намерением укусить, на что девушка лишь ухмыльнулась — ей не присущ страх, а крови у нее уже года три как нет. Вот когда она была полнокровной девчушкой...
-Бесишь, уродец! - прошипела девушка одну из фраз, которую она еще давно выучила в справочнике американского сленга, - Засунь свои корявые зубы обратно в пасть, - огрызнулась она, пытаясь отпихнуть парня рукой. Но силы у Филомены было очень мало, ее руки того гляди готовы были рассыпаться пеплом, поэтому она решила не сильно упорствовать. Она спокойно опустила руки и так же спокойно посмотрела на парня.
-Приятного аппетита, - с могильной улыбочкой процедила сквозь зубы француженка. Она прекрасно знала, что никакой крови ему не удастся достать — хоть все тело перекопай, а искать кровь в трупе все равно что пытаться найти участок сухой почвы на морском дне.

0

9

Сперва Эдуарда насторожило то, что девчонка и не подумала вздрогнуть, когда он опрокинул ее на землю. Она даже в лице не изменилась, словно для нее это было самым обычным делом.
"Что, не в первой? И впрямь сумасшедшая..." - подумал вампир, на всякий случай раскрывая рот пошире, чтобы она отчетливо увидела клыки. А то кто знает, попадаются же туго соображающие. Впрочем, эта еще ничего. Спокойная. Вампир еще помнил какую-то девчонку, покусанную им месяца три назад, которая, вместо того чтобы визжать от ужаса, не прекращала шептать ему на ухо самым томным из известных человечеству шепотов: "Я всегда знала, что ты придешь за мной, Эдвард!"
Определенно, Йонеску тогда не зря свернул ей шею. В этот раз подобный фокус не пройдет...
-Бесишь, уродец! - зашипела потенциальная жертва, чем совершенно сбила вампира с толку. Да кто она такая, чтобы обзываться и так спокойно реагировать, когда смерть нависает над ней, подобно мрачной туче? - Засунь свои корявые зубы обратно в пасть, - был ее вердикт.
Еще несколько секунд безумная упорствовала, отталкивая ее. И хотя сил девушке явно недоставало, так что Эдуард запросто мог сломать ей обе руки, его приятно поразила произошедшая с ней перемена: француженка опустила руки и посмотрела на него. От ее взгляда молодому человеку стало если не дурно, то не по себе. Повеяло могильным холодом.
-Приятного аппетита, - тем же ровным, ничего не означающим голосом заявила девушка. Эдуард не стал коситься на нее с подозрением, зачем упускать такой шанс? Вряд ли она начнет стонать, как все эти бесноватые поклонницы вампирских книжонок, так зачем медлить?..
- Действительно, приятного мне аппетита, - процедил сквозь зубы Эдуард, прежде чем резко податься вперед и запустить острые, словно отравленные стрелы, клыки в шею жертвы. Дальше он попытался поймать на языке вкус свежей крови, но вместо этого коснулся чего-то сухого, горького, напоминающего труху. Поняв в чем дело, вампир отскочил от мертвячки, тяжело кашляя. Приложив руку ко рту, он нашел свои губы совершенно сухими. На них не было чужой крови. Переведя взгляд на все такую же спокойную француженку, вампир выругался на родном языке, после чего медленно опустился на землю. Теперь он и сам напоминал выброшенного из могилы мертвеца, и его била крупная дрожь.
- Посмотри, что ты натворила, гадкая тварь! Прикоснуться к плоти мертвого! Да этого даже врагу не пожелаешь! - Эдуард ясно ощущал, что силы покидают его, и что лучше бы ему прислониться к чьему-нибудь надгробию, если он не хочет впасть в продолжительный сон прямо здесь, не выползая за пределы кладбища. Что-то подсказывало ему, что это может стоить ему жизни. Кто знает, о чем задумается француженка? Не разыщет ли где-то осиновый кол? Не вобьет ли ему в грудь?
Такова уж была цена людской крови. Во многих источниках говорилось, что вампир не должен убивать жертву, чтобы не нарушать рост населения как вампиров, так и людей, и хотя этим правилом Эдуард частенько пренебрегал, он всегда помнил о втором, гласившем, что кровь мертвецов, их тело, их дух - это самый страшный яд. Вампир, выпивший крови только что умершего человека, заработает себе рези в животе, а вампир, попытавшийся высосать то, что осталось у старого мертвеца - сам же лишится сил, если не найдет источник энергии. Кстати, об этом.
Эдуард изо всех сил старался оставаться в сознание, и змеей отполз к соседней могиле. Схватившись за могильный камень, юноша почувствовал, как холод со свистом проходит через его тело. Этой новоявленной силы не было достаточно для того, чтобы уйти отсюда, и юноша привалился к камню спиной. Если бы он мог выиграть себе минут пятнадцать, то неплохо зарядился бы...
- Сделай еще хоть шаг - и я не пожалею сил на то, чтобы переломать тебе все кости, одну за другой, пока ты не превратишься в кучку разобранных материалов, пусть и живых, но никак не способных собраться воедино. Ты хорошо меня слышала? - холодно осведомился Эдуард.

+2

10

Едва коснувшись шеи Филомены, вампиришка скорчился от боли, что очень порадовало девушку. Конечно, она не подала виду, но то, что осталось от ее души, улыбалось во весь рот. «Так, так, так, а мертвячину-то мы и не любим оказывается»
-Да я смотрю, ты - гурман. Придирчивый больно, морщится еще, гад. Между прочим это не очень вежливо с твоей стороны, - мертвенным голос сказала Филомена, еле сдерживая торжество в себе. Наблюдая, как ее оппонент корячится возле могил с самым жалким видом, который только можно представить, Филомена даже немного разочаровалась — слишком скучным ей показалось ее приключение.
-Сделай еще хоть шаг - и я не пожалею сил на то, чтобы переломать тебе все кости, одну за другой, пока ты не превратишься в кучку разобранных материалов, пусть и живых, но никак не способных собраться воедино. Ты хорошо меня слышала? - пригрозил вампирчик, а Филомена  сделала вид, что не расслышала, но подходить предусмотрительно не стала.
-Полежи там немного, малярийный комар-переросток. Если бы можно было еще раз умереть — я бы тут от скуки умерла с тобой, - фыркнула мертвячка и отвернулась от жертвы — он стал ей неинтересен. Девушка подошла к надгробию, где она совсем недавно лежала, и села подле него. «За мной вроде как должны придти людишки, подожду немного», - подумала Филомена и накинула на голову свою помятую фату. Та кукла, что принадлежала ее мимолетному врагу лежала у нее в руке, а девушка только вспомнила о ней.
-Что я нашла! - прохихикала она, гладя ее по головке. Девушка взяла куклу за шею и начала ее душить так, словно она душит самого парня. «Посмотрим, можно вампира задушить или нет. Если нет, то я так не играю», - подумала Филомена, очень надеясь на то, что это может ей помочь. Ей так хотелось кого-нибудь убить, что неудача могла не просто расстроить ее, а взбесить. А, как известно, плохой мертвяк — это злой мертвяк.

Отредактировано Philomène Sauvage (15-07-2011 23:25:44)

0

11

-Да я смотрю, ты - гурман. Придирчивый больно, морщится еще, гад. Между прочим это не очень вежливо с твоей стороны, - услышав голос этой ведьмы, Эдуард зашипел, как котяра, увидевшая как безмозглая псина разевает на нее свою вонючую, усеянную клыками пасть. Он и правда был сейчас этой загнанной в угол кошкой, которой не оставалось ничего, кроме как питаться энергией от могильных камней и надеяться, что эта мертвая безобразина не подберется ближе.
Девушка еще что-то негромко сказала о том, что с ним можно умереть от скуки, и присела у дальнего надгробия, подобно ему. Так они расположились друг напротив друга, и Эдуард мог не сводить с нее глаз. Он испугался, хотя думал, что давно утратил это чувство. Все-таки, в жизни он был трусом, и даже сейчас, полностью уверовав в бессмертие, он трясся за свою жизнь, пусть и делал это достойно, без каких-либо признаков ужаса на лице. Годы практики...
-Что я нашла! - небьющееся сердце Эдуарда на мгновение пробудилось, когда невеста вновь заговорила своим леденяшим жилы голосом. Эдуард ясно увидел ту самую куклу-вуду в ее руках.
- Что ты, интересно, собираешься... - фыркнул вампир, глядя на то, как белые пальцы гладят куклу по голове. Почему-то эти плавные движения тупой болью отдавались в его затылке. Не к добру это...
И тут девушка сменила ласку на одно резкое движение: сжала шею куколки и принялась нажимать на нее с такой решимостью, что выражение на ее лице превратилось в маску слепой злости и жажды убийства. Эдуард начал подозревать, что она помешана на насилии, раз так навязчиво мучает его уже минут пятнадцать.
Шею его словно жгутом сдавило. Вампирам, как известно, дышать не нужно, но и с посиневшей как у повешенника шеей ему разгуливать не хотелось. Люди и так удивлялись, разглядев всю его мягкую бледность при свете уличных фонарей. Некоторые даже всерьез пугались (ну, конечно, не фанатки Паттисона). На кого он станет похож с отдавленной шеей?
- А ну хватит, будь хорошей девочкой, - прошипел он, хрипя. - Не беснуйся, не погибну, только темные пятна останутся от твоих проклятых рук. Отпусти, живо. Что интересного в мучениях того, кто никогда не умрет? - он посмотрел ей в глаза, надеясь найти там хоть что-то, кроме безумия, и едва не содрогнулся. Там была лишь пустота.
"Я как будто в фильм ужасов попал!" - подумал юноша, борясь с удушьем.

+1

12

Наблюдая, как живой уродец кряхтит от боли, Филомена чувствовала прилив сил и даже в каком-то смысле счастье, свое особое мертвяцкое счастье. Только вот странно, что она не чувствовала, как увядает его плоть и останавливается пульс, кукла не наполнялась его энергией. Только шея парня синела, а в остальном... он, похоже, был в полном порядке и даже в силах был что-то говорить на своем дибильном английском языке, как думала Филомена, ненавидящая всякий язык, кроме французского.
- А ну хватит, будь хорошей девочкой, не беснуйся, не погибну, только темные пятна останутся от твоих проклятых рук. Отпусти, живо. Что интересного в мучениях того, кто никогда не умрет? - проговорил довольно-таки долгую фразу враг, морщась от боли. Филомена криво усмехнулась.
- Надо было вырвать тебе язык, а то больно много болтаешь, и при этом на каком-то непонятном наречии, - проворчала девушка и приблизилась к своему врагу, - А ты... Ты тоже мертвяк что ль? - она деловито пощупала его щеки, дернула за ухо, - Кожа холодная, цвет бледный. Да ты ж мой собрат!!! - обрадовалась было девушка, в ее глазах зажегся непонятный огонек. Она присела рядом со своим товарищем, ее лицо буквально светилось от счастья. Она быстро скомкала свою куклу-вуду и нейтрализовала ее.
- Но мы с тобой, кажется, за разные лагеря воюем, - остепенилась мертвая невеста, поправляя свою фату, которая готова была слететь с ее головы от поднявшегося ветра, - я с врагами дружбы не завожу, так что иди лесом, и еще... ищи себе другое кладбище — это моя территория, усек? - все еще полагая, что тот, с кем она говорит, мертвяк, девушка продолжала обсуждать какие-то свои проблемы, не замечая рядом с собой еще одно существо. Затем девушка разразила страшным ведьминским смехом, от которого за милю несло мертвецким холодом, она смеялась и смеялась до тех пор, пока не закашлялась.
- Тьфу ты, черт, земля все связки забила, - прохрипела она и замолчала, ее взгляд скользил по усеянному звездами ночному небу. Увы, она не могла заметить всей этой красоты, потому что мертвым совсем нет никакого дела до чего-то возвышенного, но, если говорить честно, до пожирания мозгов они тоже еще не дошли.

0

13

Мертвая невеста вдруг перестала душить вампира и окинула его задумчивым взглядом.
- Надо было вырвать тебе язык, а то больно много болтаешь, и при этом на каком-то непонятном наречии, - мрачно заявила она, - А ты... Ты тоже мертвяк что ль? - Эдуард закатил глаза, думая, что она могла и раньше догадаться. Нормальные люди на кладбище вечера не просиживают, если в их одежде не преобладает черный цвет, конечно. Зачем-то эта бледноликая особа принялась ощупывать его лицо. Искать доказательства? Какие именно, хотелось бы узнать? - Кожа холодная, цвет бледный. Да ты ж мой собрат!!!
Юноша вздохнул с облегчением и с некой опаской прикоснулся пальцами к тому месту на собственной шее, где мгновение назад были ее ледяные руки. У него, пожалуй, кровь потеплее будет.
"А, ну да. Моя-то хоть сколько-то живая, а у нее там вообще ничего нет," - подумал вампир, разглядывая невесту с истым любопытством. Почувствовав безопасность, он решил, что может попытаться наладить с ней отношения. Жертв убить будет легче, разве нет?
"Хотя она на редкость противная. Вот что могила с людьми делает, однако. Ну ничего, зато жертвы даже пропищать "помогите" не успеют, если мы с ней сработаемся. Только ей все это без интереса, она же не по кровяной части...или по ней же? В любом случае, сможет взять себе человеческую одежду, не в этом же по городу ходить..." - он усмехнулся, вновь посмотрев на платье. Рваный, измочаленный материал, давным-давно, вероятно, сиявший, как лучшие драгоценные камни, на довольно интересной девушке.
Он вдруг представил ее нормальной. Ну, живой, с теплого цвета кожей, улыбкой, энергией в глазах, и в этом платье, только целом, перед старинным алтарем.
"Было красиво, видимо".
И тут эта картинка испарилась. Реальность вернулась так внезапно, что Эдуард вздрогнул, вновь встретившись с ней глазами.
"Не, все-таки, надо сваливать..." - он нерешительно поднялся с травы.
- Но мы с тобой, кажется, за разные лагеря воюем, - изрекла невеста, - я с врагами дружбы не завожу, так что иди лесом, и еще... ищи себе другое кладбище — это моя территория, усек? - спросила она своим пугающим и враждебным тоном, после чего засмеялась. Любой злобный гений позавидовал бы такому смеху. Разве что, эффект был несколько подпорчен сухим кашлем, от которого мертвячка согнулась пополам.
- Тьфу ты, черт, земля все связки забила, - сказала она таким тоном, словно подобное происходило абсолютно со всеми.
- Ну да, - после небольшой паузы ответил Эдуард, кивая, словно ему земля тоже мешала дышать, - А вот насчет твоих правил мы потолкуем. Кладбище это не мое и не твое, оно принадлежит умершим, - он снова задумался о чем-то, после чего довольно холодно прибавил, - Совсем умершим. Тем, которые лежат, - вампир постучал по ближайшему надгробию, - И видят сны. А мы здесь - просто гости. Так что эта территория - общая. Усекла? - парень постарался целиком и полностью повторить ее манеру речи, и сам же улыбнулся результату. - Так, с этим, я полагаю, мы разобрались. Далее, у меня есть парочка вопросов. Как ты очнулась? Разве не должна ты спать так же крепко, как и все здесь? - спросил он с легкой иронией в голосе. Едва ли с кем-то из друзей можно поднять подобную тему. Они-то в гробах не лежали, кладбищенским воздухом не дышали, и с земляными червями не знакомились.
Внезапно Эдуард услышал чьи-то шаги. Кто-то зашел на кладбище. Судя по запахам, принесенным ветром - женщина с очень хорошим парфюмом, безутешная, как и все гости данного места.
- И если тебе нужна новая одежда, в чем я почти не сомневаюсь, - Эдуард приподнял одну бровь, глядя на это безрадостное, тусклое создание, испытывая лишь отвращение и некую толику жалости, - То потенциальная жертва идет как раз в нашем направлении. Она где-то твоего телосложения, не молодая и не старая. Что скажешь?

0

14

- А вот насчет твоих правил мы потолкуем. Кладбище это не мое и не твое, оно принадлежит умершим, - заявил мертвяк с вражеской стороны. «Какой правильный!» - ехидно заметила Филомена, бросив далекий от обожания взгляд на своего собеседника. «Ну и болтун он» - отметила про себя девушка, не желая слушать жалкие россказни этого полумертвого придурка.
-Ты все сказал? - с накипающим раздражением прошелестела мертвая невеста, а незнакомец все продолжал медленно и спокойно говорить с напускным холодным равнодушием, словно лекцию по истории.
- Так, с этим, я полагаю, мы разобрались. Далее, у меня есть парочка вопросов. Как ты очнулась? Разве не должна ты спать так же крепко, как и все здесь? - пропустив пару фраз, Филомена обратила внимание на то, что интонация этого задаваки была вопрошающая. «Отлично, теперь мне еще и допрос устроят» - мрачно подытожила Филомена и сделала резкий шаг в сторону своего оппонента, оказавшись с ним нос к носу.
-Слушай, ты, занудный уродец, я бы на твоем месте воздержалась от вопросов, взяла получасовую паузу, повернулась на сто восемьдесят и чесала от сюда, пока есть такая возможность. Вопросы свои запихни обратно, будем считать, что я их не слышала, - командирским тоном распорядилась Филомена, все больше входя в роль в мрачной, злобной и ехидной мертвой невесты. Но внезапно она учуяла тонкий, едва ощутимый запах молодой плоти, еще совсем свежей, живой плоти. А затем пришел страшный, просто омерзительный запах духов, от которого у Фимломена потемнело в глазах. Она чуть было не рухнула на траву, но потом резко передумала и уставилась на входящую на кладбище зареванную женщину, чья энергия казалась Филомене на столько сладкой, что она готова была уже рваться вперед.
-И если тебе нужна новая одежда, в чем я почти не сомневаюсь, то потенциальная жертва идет как раз в нашем направлении. Она где-то твоего телосложения, не молодая и не старая. Что скажешь? - произнес своим привычным тоном вежливый придурок, про которого Филомена на время опять забыла и нервно подскочила от его голоса.
-А, ты еще здесь... - рассеяно произнесла она, внутри что-то сжалось при виде живой плоти, зависть схватила ее за горло мертвой хваткой. Вспомнилось отражение в зеркале, впалые страшные глаза, бледно-синие губы и одни только кости, торчащие из-под тончайшей кожи. Филомена задрожала всем телом, и не смотря на то, что в ее давно сгнившем организме не могло быть слез, ей казалось, что она вот-вот заплачет. «Мне нужно обрести прежний вид, ради этого я на все готова!» - Филомена яростно соображала, что ей делать. Что ни говори, а этот придурок и правда прав — одежда ей была нужна, много одежды, огромное множество одежды, как в старые добрые времена!
План созрел быстро. Девушка скрючилась на промозглой траве, изображая рыдания. Жертва была совсем рядом.
-Как только она нагнется ко мне, нападай, - распорядилась Филомена, не отдавая уже себе отчет в своих действиях. Она должна что-то придумать, чтобы стать прежней.
А жертва в это время была совсем близко...

0

15

Заброшенный луна-парк ----> Заброшенное кладбище

По дороге Ясмин перекинулась парой словечеек с Фридой, но в основном они шли молча. Впрочем, идти было недалеко, район ведь тот же, поэтому угнетающая атмосфера "я-не-знаю-о-чём-поговорить" не так уж сильно и прочувствовалась девчушкой.
Вскоре Хайнц и Яся завидели огромные чёрные ворота. "Уже со входа чувствуется жутковатость этого места... - с лёгким испугом подумала вторая, присмотревшись к конструкции и разглядев там фигурки летучих мышей. - Если бы я так не боялась всего этого, то, наверное, я бы представила, что мы идём куда-то праздновать Хэллоуин. Кстати, - встрепенулась Ясмин, - сегодня же и есть Хэллоуин..."
Но вот ворота пройдены, и две Охотницы оказались на кладбище. "Ну и видок..." - выдохнула девчушка, глядя на полуразрытые могилы. Вообще обстановка напоминала какой-то фантастический фильм ужасов - причудливо изогнувшиеся старые деревья, мраморные надгробия и туман, заволокший своей пеленой всё живое и неживое вокруг.
Внезапно где-то впереди послышались вскрики. "О Господи, что здесь может произойти?!" - тут же запаниковала Яся, но тут же поняла, что, скорее всего, это новенькая Охотница... "Или её жертва", - закончила про себя девчушка, начав осторожно идти вперёд.
Вскоре перед двумя Охотницами предстала следующая картина - рыжая девушка жуткого вида с могильным цветом кожи, спешно застёгивавшая последнюю пуговицу на одежде. Неподалёку от неё - женщина среднего возраста, лежащая на земле, очевидно, без сознания. И, наконец, около очередного надгробия стоял привлекательный мужчина с таким же бледным цветом кожи и лицом, чем-то напоминавшим волчью морду. Браслет предупредительно обжёг, и в мозгу Ясмин чётко пронеслась мысль о том, что мужчина - Носитель. "О нём меня не предупредили..." - впрочем, девчушка не успела об этом подумать, так как в голову хлынули два новых потока памяти. На этот раз, впрочем, Охотница постаралась как-то сдержать контроль над воспоминаниями и не исчезать из реальности, как обычно бывало.
- Здравствуйте, - произнесла Ясмин, пытаясь натужно улыбнуться. - Мы ненадолго, мы только забрать вот эту девушку, - обратилась она к Носителю, чьё имя, как она уже выяснила, было Эдуард Йонеску. Румын, по всей видимости, или прибалт какой.
"Ох! Она, однако, не переносит никакого языка, кроме французского! - ясно увидела недавнее воспоминание Филомены, новой Охотницы, девчушка. - Чёрт, что же делать, что же делать?! Я не очень-то и знаю французский... Ладно, постараюсь как-нибудь. Французские слова, французские слова, придите ко мне на помощь..."
- Извините, но я плохо знаю французский, - обратилась на вышеупомянутом языке Яся к Филомене всё с той же натужной улыбкой - мигрень и не думала отступать. - Мне сказали привести вас в наш дом, новый дом для вас.
"А, чёрт, как же криво я сказала... Не надо было прогуливать французский в школе..." - вновь запаниковала Ясмин.

офф: считаем, что Филька уже "обчистила" жертву.

0

16

Ночное небо казалось бесконечным, пока не нагрянул этот дождь.
В такую погоду большинство людей предпочло бы остаться дома. Какого чёрта, спрашивается,  Заку взбрело гулять по улице именно в это время? Кто знает.... Может просто погода под настроение.
На улице лило, как из ведра. Да ещё и этот проклятый ветер. О привычной  укладке можно забыть.  Красные волосы парня нелепо свисали с плеч. Правую половину лица почти полностью закрывала чёлка, которую Скорпионс изредка подправлял, что бы открыть глаз. Не спеша красноволосый набрёл на весьма потрёпанное кладбище. Множество надгробных плит повалено. Могилы же раскопаны или завалены камнями и листьями. М-да, обстановка не из приятных. Стало немного жутковато, да и ощущение холода усилилось.
"Оу... Как мило. Сегодня же вроде Хэллоуин. Отлично... " - парень слегка насторожился. Может всё-таки зря он выбрал именно эту дорогу, что бы быстрее добраться до дома?
"Вечно меня на приключения тянет. Вот чую, не к добру это..." - пусть мысленно Зак и не понимает, что делает, но всё равно он идёт... идёт по кладбищу. Было довольно тихо, даже слишком. Это придавало немного жуткости всему вокруг. Казалось, вот-вот из темноты выпрыгнет что-нибудь страшное. Скорпионс напрягся.
Неподалёку послышались звуки чьих-то голосов. Неужели ещё кому-то взбрело прогуляться в праздник по столь подходящему месту?
"Наверное школьники какие-нибудь. Надо спросить дорогу." - без особых раздумий красноволосый направился на звук голоса. Так Скорпионс вышел к месту, где перед ним предстало немного странное зрелище:
Пять силуэтов. По фигуре, трое из них, очевидно, девушки. Следующий, возможно, парень. А вот лежащего Зак опознать не мог, поскольку в темноте мало что видно.  Происходящее чем-то  напоминало  школьную потасовку, но почему на кладбище? Парень медленно приближался к силуэтам.

0

17

Заброшенный луна-парк ----> Заброшенное кладбище

Как оказалось, "кое-куда" оказалось ничем иным, как старым мрачным кладбищем. Характерная атмосфера прочувствовалась Фридой ещё на подходе к воротам.
"Не люблю я эти ваши кладбища..."- ещё больше, чем это было возможно, сникла Фрида. Нет, она не боялась оживших скелетов и прочей нечисти, просто подобные места (как, впрочем, и полчище многих других самых разнообразных вещей от консервных банок до цветочков) нагоняли на неё неприятные воспоминания.
Вязкая из-за дождя земля под ногами тоже не способствовала поднятию хорошего настроения. Да и размокшие могилы - зрелище не из приятных. И именно отсюда они с Ясмин (как выяснилось в ходе так называемой беседы, так звали телепатку) должны были забрать таинственную новенькую.
"Интересно, и какая дура могла сюда забрести в такую погоду? Готка, что ли?" - поморщилась Фрида.
С кладбища раздался вопль.
"Ну просто замечательно..." - закатила глаза немка. Точнее, попыталась, но тяжёлые капли, долбящие сверху, тут же заставили девушку прекратить её мимические изощрения.
Ясмин заметно снизила темп ходьбы. Фрида не стала её подгонять. В конце концов, осторожность ещё никому не вредила. Да-да, именно осторожность. Ну кого может напугать чей-то визг, доносящийся с кладбища? Кого угодно, но уж никак не отважных охотниц, находящихся на последнем издыхании после битвы с носителями...
Так или иначе, но вскоре две "отважные охотницы" достигли эпицентра всей деятельности кладбища.
- Срань господня... - не сдержалась Фрида при виде открывшейся картины.
"Мы что, попали на пикник нечисти?"
Бледный, очень бледный, даже бледнее замёрзшей Фриды парень. Но это ещё ладно. Гораздо более представительно выглядел рыжий труп женского полу, как ни в чём не бывало застёгивавший пуговки на розовой кофточке, явно слишком большой для костлявой фигурки.
Рядом валялось чьё-то полуголое тело.
"Эм... и кто из этих двух трупов охотник?"
- Здравствуйте. Мы ненадолго, мы только забрать вот эту девушку, - обратилась Ясмин к бледному юноше с взором горящим.
"Ага, значит, наш труп - это который рыжий.. Что-то меня это, по правде, не особо радует. Что это вообще за хрень?" - думая всё это, немка благополучно не подозревала о том, что сама сейчас выглядит, как мертвец, покинувший могилу, благо была она вся в грязи и морду лица имела соответствующую.
Телепатка заговорила с рыжей, но на каком-то незнакомом Фриде языке, скорее всего - французском.
"Будем надеяться, всё пройдёт благополучно... -  тем временем девушка перевела взгляд очей своих на бледного молодого человека. - А он ничё так..."
Однако браслет начал подозрительно накаляться, да и всё это было слишком зловеще, чтобы Фрида стала всерьёз направлять своё "обаяние" на новую цель. Тем более что к месту событий в это время подходил ещё один человек... причём нормальной человеческой наружности. Ну, не считая экстремального цвета волос.
"Госпади, да мне дадут отдохнуть сегодня или нет?"

+1

18

Все-таки подростки - неважно, мертвые они или живые - имеют дурную привычку сперва делать, а потом думать. Ну и само собой совать нос, куда не надо, иначе знали бы, что ничем хорошим гулянки по кладбищам закончиться априори не могут. Откуда же им знать про всякие Очаги, а особенно про то, что это самое кладбище и является самым центром Очага. Тем более они и понятия не умеют, как появление в самом центре Очага такого количества браслетов и Осколков спровоцирует выброс энергии... в виде землетрясения. Сначала возникли небольшие толчки, а уже через пару минут все пришло к тому, что земля разверзлась меж могил, и трещина начала поглощать все, что находилось по ее краям, постоянно расползаясь и расширяясь, делаясь все плотояднее. Не успел никто и опомниться, как она утянула за собой и Филомену, и Эдуарда, а за ними и Зака. Теперь настала очередь Ясмин, под подошвами туфель которой уже начала осыпаться земля.

0

19

Долго вникать в ситуацию девушке не пришлось, поскольку старая ситуация (если так можно было назвать нечто, происходившее три секунды назад) молниеносно сменилась новой, вникать в которую также не было никакой возможности.
Земля под ногами опасно задрожала.
"Будто пульс..." - подумалось немке при очередном толчке. Все вскинули взгляды друг на друга.
"Ищут виновника... а значит, среди нас его нет..." - краем сознания заметила Фрида, и в этот самый момент по земле прошла трещина.
- Ч... - продолжение потонуло в грохоте земли.
Страх. Почти животный. Бездна разверзается под ногами кладбищенских гостей, и вот, за лёгким всполохом рыжих волос над краем, следует новое падение. Мелькает и исчезает белое лицо, красные волосы... Это не даёт оторвать от себя взгляда. В голове паника, ноги, как назло, ватные.
"Бежать... бежать..." - плещутся мысли, разбиваясь о стены страха.
Кто мог подумать, что они действительно упадут? Это было слишком глупо. Они должны были выжить. Будто кара небесная. Ещё и кладбище... может, щель неглубокая? Кого они приведут Магу, если новая охотница сейчас направляется в свободном полёте к центру Земли? О боги, не время... Маг, это ж надо... В ад, в ад, сначала тело, а потом и душу, за всё, что она в своей жизни совершила... НЕ. ВРЕМЯ. ДЛЯ. ЛИРИКИ.
Наконец немке удалось взять себя под контроль. Да и ощущение боли в руке, сжатой чьими-то пальцами, подействовало отрезвляюще. Быстро брошенный взгляд оставил в памяти расширенные круглые глаза. Беспомощные. "Ох ты ж..."
- БЕГИ, МАТЬ ТВОЮ!!! - сейчас определённо не тот момент, чтобы быть леди. Хотя, когда это у неё хоть раз в жизни был такой момент?
Земля под ногами совершенно утратила твёрдость и дёргалась, точно в судорогах, сейчас бездна поглотит и их.
"Стоп. Фазоморф я или где? Надо только успеть... должно хватить..."
Фрида резко оттолкнула от себя Ясмин. Та столь нетвёрдо держалась на ногах, что сохранить положение у неё не было никакой возможности. Поворот.
"Сейчас...сейчас... давай же... сейчас!" - и вот, она уже земля. Полуземля. Странное ощущение половинчатой материи в том месте, где живая человеческая плоть переходит в гумус. Органика... Ну хоть органика...
И как она умудрилась поймать Ясмин? Ощущение было не из приятных, но сейчас надо думать не об ощущениях. Нос, даже и сломанный чьим-то затылком - не самая страшная цена за спасение жизни товарища... Если, конечно, успеет....
"У-те-кай..." - вспомнились незамысловатые слова старой песни.
И Фрида потекла. На всей возможной скорости, подальше от эпицентра толчков. Её тело-земля содрогалось, руки-плоть же вцепились в складки чужой одежды.
"А ведь можно было оставить её там... У меня сегодня прямо-таки приступы дешёвого героизма... чёрт, гроб... обойти...чувствую себя кротом... интересно, какому гению пришло в голову зарыть на кладбище женские парики с одеждой...а... оу... о, а этот без гроба... ещё свежий...в коврике... доброе человечество... фу, блин... ограда, ограда...шайсе, Ясмин не пройдёт сквозь ограду! Калитка... калитка..."
В тот самый момент, когда немка со своей ношей выбралась за пределы опасной зоны, кладбищенская ограда обрушилась с громким лязгом. И наступила тишина. Толчки прекратились так же резко, как начались.
Немка угрюмо выплюнула грязь, в суматохе попавшую в рот.
"Я - грязевой монстр. Но живой грязевой монстр."
- Люблю грозу в начале мая, - ни к селу ни к городу продекламировала она голосом простуженного алкаша, дабы прочистить горло. Затем полностью слилась с землёй и выползла из под своей ноши. Рисованно отряхнулась (грязные руки лишь оставили на грязной одежде вдвойне грязные полосы), убрала с глаз налипшие волосы и подозрительно воззрилась на Ясмин, ожидая худшего. Та, кажется, была жива. Кажется.
- Ну...э... ты как?- неловко осведомилась немка. - Задание мы, кажется, не выполнили. Мдэ...
В этот момент ушибленный нос вдруг отозвался болью.
"А ведь можно было просто её обхватить... - с досадой подумала Фрида, - кажется, отталкивать людей у меня в природе..."

+2

20

Вампирша смерила Ясмин высокомерным взглядом и промолчала. Та чуть ли не задрожала - видимо, всё же всё плохо, и акцент у нее до сих пор ужасный, и вообще... Задание ей не выполнить. Казалось бы, что проще - просто привести в Логово новенькую? Но даже на это Охотница оказалась не годна.
Девчушка прикрыла глаза, пытаясь справиться с подступающими слезами. Подкосились ноги... Даже держать марку на людях кажется невозможной задачей. Яся сейчас наверняка выглядит крайне глупо. Надо открыть глаза, посмотреть на них, в глаза, нельзя сдаваться и отступать...
Опс. Кажется, ноги подкосились вовсе не из-за слабости. Ясмин недоуменно смотрела на землю, покрывающуюся трещинами, пытаясь понять, не плод ли это её воображения. Филомена и Эдуард будто застыли, глядя на разворачивающееся действо. Между прочим, очень зря.
Земля вдруг разверзлась, и стоящие напротив Охотниц люди были поглочены появившейся бездной. Ясмин охватил испуг, все мысли куда-то пропали, и ей был слышен только гулкий стук собственного сердца. Она совершенно не соображала, что надо было что-то делать, не стоять на месте, а под носками балеток уже осыпалась земля...
- БЕГИ, МАТЬ ТВОЮ!!! - заорала ей на ухо Фрида, и Ясю будто тряхнуло. Она неловко сделала шаг в сторону от эпицентра землетрясению, но вновь почувствовала толчок, только уже сбоку, и неловко покатилась на землю... землю?
Ясмин ощутила себя лежащей на большом земляном скейте. Ну а как ещё назвать эту огромную толстую лепешку из гумуса, которая стремительно мчалась от простирающейся всё дальше и дальше бездны? Девчушка судорожно цеплялась за края земляного пласта, боясь упасть, но, кажется, это гумусовое нечто само держалось за складки ее юбки. Яся, забыв про осторожность, чуть приподняла голову и с ужасом увидела живые руки, крепко держащие ее за одежду.
- Ааааа!!! - ввизгнула девчушка от испуга, но руки ее не отпускали. - АААААААААА!!!
Ясмин визжала всю дорогу, и только когда земляной монстр что-то выплюнул и бодро провозгласил "Люблю грозу в начале мая" голосом Фриды, она что-то заподозрила.
Ощущение скейта под собственным телом исчезло, а спустя пару секунд прямо из земли вылезла немка-соратница и отряхнулась. Яся во все глаза глядела на Фриду, забывая моргать.
- Это... ты была? - тыкнув пальцев куда-то вниз, задала она наиглупейший вопрос из всех возможных. - А... это как?
"Она меня спасла, а я визжала... ну хоть не брыкалась..." - Яся опустила глаза в пол, почувствовав, как краска заливает щёки.

+2


Вы здесь » Бремя Сердца: Война за Осколки » Черри Бранч » Старое кладбище