Мы рады приветствовать вас на ролевом форуме Бремя Сердца! Действие игры разворачивается в захудалом городке Холлоуфилдс, Северная Каролина, США, 2037 год. Две группировки террористов, именуемых Носителями и Охотниками, схлестнулись здесь за право быть первыми на ринге. А если честно, здесь должно быть мегапафосное описание во многабукаф =) Словом, мы вернулись )




Бремя Сердца: Война за Осколки

Объявление

Новости

Дорогие гости, не сидите на главной странице - скорее создавайте персонажа и отправляйтесь к нам =) У нас есть печеньки. Читайте Краткую справку о мире.

• Бесач жил, жив и будет жить! Мы возвращаем первый сезон, наших игроков и темы из архива. Администрация в сборе и готова к труду и обороне. Возвращаем былое, ребята!
• В данный момент доигрывается пятый квест "Ответный визит". Подробности в теме квеста.
• Наконец-то мы можем гордиться собственным дизайном! Макет - Линария, остальное - Мелисса. Может, мрачновато, но как раз под стиль форума.

Sleep peacefully, dear BH.

Топы

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бремя Сердца: Война за Осколки » Пристанище Носителей » Квартира № 4 [Линария и Элана]


Квартира № 4 [Линария и Элана]

Сообщений 41 страница 44 из 44

41

Пристанище Носителей » Общая гостиная ----
Силы стремительно покидали тело девушки. Для нее оставалось загадкой, как она, шестнадцатилетняя девушка, могла провести почти двое суток без сна. Однако именно в этот момент Элана не стала задаваться таким вопросом. Дойдя до нужной двери, девушка быстро открыла ее, а затем, войдя внутрь, захлопнула, оставшись наедине с собой и со своими мыслями в квартире номер четыре.
"Наконец-то я дома, - на лице Бэйли тут же появилось уставшее выражение. Трудно скрывать ото всех усталость долгое время, вот и пришлось пойти к себе, чтобы как следует отдохнуть. - Все. Я так больше не могу. Сегодня никаких прогулок. Уже нагулялась. Никаких битв. Я никуда больше не выйду."
Эл поднялась с пола, на который она ранее съехала, как только заперлась в квартире. Она сняла туфли и облегченно вздохнула. Все-таки как замечательно высвободить из почти суточного плена обуви свои ножки... Тогда и пол покажется мягче ваты.
Для начала нужно было привести себя в порядок. Оказавшись в своей ванной комнате, Элана, не смотря на себя в зеркало, скинула с тела всю одежду и встала под душ. Шум воды действовал успокаивающе, а температура жидкости позволяла расслабиться.
"Мы уже никогда не будем прежними. Отказавшись от Осколка, от войны, мы откажемся от памяти об этом... У нас будет постоянное ощущение того, что у нас будто что-то оторвали от души. Память и воспоминания - вот то, что самое ценное для меня. Теперь. Если никого у меня теперь нет, то я сохраню их четверых у себя в мыслях. А чтобы мысли сохранились и были, я обязательно пройду битву до конца. До последнего вздоха моего или поверженного противника, я останусь Носителем Сердца. Такова цена памяти."
Бэйли ступила на пол, заворачиваясь в широкое махровое полотенце. В ванной стояла духота, да и пар заполнил собой все пространство. Девушке хотелось выйти отсюда, но что-то остановило ее. Эл вытянула руку вперед, ладонью вытирая запотевшее зеркало. Отражение было страшным, измученным. Прямые черные волосы около висков выбивались из общей массы клочками. Челка лезла в глаза. А глаза... Тусклые, с красными сосудами из-за того, что она постоянно плакала. Веки тяжелели с каждой секундой. Под глазами синяки, избавиться от которых можно было только с помощью сна.
В стакане со щеткой и пастой стояли ножницы. Не долго думая, Элана схватила их в ладонь и, намереваясь избавиться от "подарка" Владиславы, ловко обрезал боковые пряди. Неровные края полетели прямиком в раковину. Дело было сделано.
В своей спальне тоже ничего не изменилось. Тот же шкаф с одеждой, норовящей вывалиться наружу, та же кровать. Кулон-сердечко лежал на столе, будто дожидаясь, когда же его наденут. Теперь уже никогда. Лана взяла и спрятала его в шкатулку, а вместо синего сердца достала старый крестик, подаренный еще в детстве мамой.
"Снова пришло время тебя носить..."
Отодвинув дверцу шкафа, вещи тут же вывалились на пол. Здесь явна нужна была хорошая уборка. Да только какая уборка, если не до этого? Одев нижнее белье, Элана откинула полотенце в сторону, теперь уже не стесняя своих движений. Наклонившись,девушка вытянула из гардероба простенькое синее платьице, черные чулки и болеро того же цвета. Надев все на себя, Бэйли решила, что это отличная домашняя одежда. Запихнув с усилиями все обратно в шкаф, Лана подошла к подоконнику. За окном непонятное пространство уже посветлело - утро. Где-то далеко Ханум уже проснулась... Играет с кошкой. Живет беззаботной жизнью, изредка думая, что что-то все же происходило. Опустив взгляд, девушка обратила внимание на розы. Розы, которые нужно было полить. Взяв небольшую лейку, она тут же наполнила ее водой, а затем хорошенько искупала цветы.
- Все-таки я плохая хозяйка. Мне ничего нельзя доверить. Если даже цветы у меня вянут, то что тогда говорить о близких людях? - Тяжело вздохнув, Эл поставила на место железную лейку и направилась к выходу из комнаты. Но, прежде чем выйти, она все же включила на ноутбуке одну песню... Песню,которая всегда помогала заснуть. Подумать о чем-нибудь таком, что заставляло ее либо плакать, либо улыбаться. Песню, которую она уже считала неотъемлемой частичкой своей души.
Зайдя в комнату Лины, Лана осмотрела ее хорошенько. Вероятнее всего, что тут тоже было все на своих местах. Схватив первую попавшуюся под руку вещь в ее комнате, Элана выбежала из помещения в гостиную, плюхнувшись на диван. Музыка была поставлена на бесконечный повтор, так что тишина возобновиться никак не могла. Зато теперь сон приходил быстро... Прижав к груди тот предмет, принадлежавший Линарии, девушка погрузилась в сон, не смотря на то, что из глаз снова побежали слезы.

+4

42

Дом № 14 по Санни-стрит ----> Квартира № 4 [Линария и Элана]

Линария медленно вошла в квартиру, закрыв дверь. В подъезде она не поленилась и посмотрела в журнал, узнав фамилии своих новых друзей и знакомых и расположение их квартир - на всякий случай всё нужно было запомнить. Только что девушка доела захваченный из столовой шоколадный батончик, успокоив себя тем, что перекусит она утром, и уже представив, как она, не раздевшись, плюхается на кровать и спит, долго-долго спит... Но этим мечтам не суждено было сбыться.
Из комнаты Эланы доносилась знакомая музыка...

I've walked the distance, I paid my dues
And tried to have a go at what I thought
I knew was real, held no appeal...

"Она тоже их слушает?" - Серенити улыбнулась. - "Странно... У меня должно было быть столько вопросов насчёт того, где она была, как она себя чувствует. Но нет, обыкновенный вопрос бывалого фаната". Поборов усталость, девушка направилась не к своей двери, а к двери в комнату юной мисс Бейли, уверенная, что хозяйка не будет против.
Элана лежала на кровати, свернувшись калачиком, и спала - это было понятно по её глубокому дыханию. Её лицо блестело от недавних слёз, а в руках она держала светловолосую куклу, ту самую куклу из одного клипа той группы, музыка которой сейчас звучала в комнате.
Линария потрясённо опустилась на кровать рядом.

...And consequently, tear at my old scars,
And the mask I had outworn.

"Она действительно подумала, что я умерла?"
Серенити вмиг забыла про обиду на Элану за то, что та бросила её в такой ответственный момент. Она вдруг почувствовала, как сильно привязана к этой девочке с кукольным лицом и ранимой душой, как за многое ей благодарна, как ей стыдно за прежнее холодное обращение с ней.
По лицу потекли слёзы.

So when I'm crying alone,
Yeah, when I'm cold as a dying stone.

- Элана, милая моя...
Лина сама не поняла, сказала она это в мыслях или вслух. Девушка рухнула на плечо Бейли, обняв её. По чёрной ткани потекли ручьи искренних слёз, слёз облегчения, слёз благодарности. Слёзы Серенити смешивались со слезами Эланы и падали на лицо куклы с закрытыми глазами в белом платье.

Grow me a garden of roses
Paint me the colors of sky and rain.

А за окнами разгорался рассвет. Лазурно-голубое небо внизу подёрнулось жёлтым, а потом светло-розовым. Облака отливали золотом по краям. А розовый разгорался всё дальше и дальше, и уже этот шиповников цвет охватил небеса, только лишь внизу оставалась медово-жёлтая полоса, совсем около горизонта. И вот, наконец, медленно-медленно взошло солнце, осветив комнату и двух девушек со слезами на щеках и заставив небо вновь поголубеть.

Teach me to speak with their voices
Show me the way and I'll try again.

+4

43

Все вокруг было белым бело.
"Зима?.."
Нет, тут не было ни холодно, ни жарко. В этом месте все ощущения не имели ровным счетом никакого значения. Градусник, если вы его, конечно же, нашли бы, показал бы вам хоть минусовую температуру, хоть плюсовую, но вы бы все равно не придали этому особого внимания. Тело двигалось легко, будто бабочка порхала. Или Элана действительно превратилась в бабочку, и именно из-за такого метаморфоза девушка видела перед собой только белое пространство? Нет, руки были на месте, ноги га месте. И одежда точно такая же, в которой Бэйли легла спать недавно.
"Так где же я?"
Пространство словно ожило, зашевелилось. Густой и вязкий туман будто бы переливали из одной невидимой чаши в другую. А где-то вдалеке показался на мгновение золотистый луч солнца. Эл приняла это за ориентир и направилась прямо к нему. Ступни еле-еле отрывались от белого вещества, так что приходилось тратить достаточное количество сил на перемещение. Но любопытство превышало усталость, поэтому девушка упорно пробиралась вперед. Золотым лучом оказался отблеск от высоких ворот. Именно они были позолоченными, резными. А вот солнце, под стать местности, приобретало здесь белесый оттенок.
"Линария..."
За кованной преградой возвышалась статуя девушки с ангельскими крыльями. По форме своей она напоминала саму Лину. Такую Лину, как если бы по ее образу скульптор высек из огромной глыбы такую статую. Загадкой было то, что в отличие от окружения, камень, из которого была сделана Линария, был сероватого цвета.
Элана с радостью и благоговением на лице пробежала вперед, разрывая туманные струйки, которые словно веревочки опутывали ноги девушки. Перед Эл ворота сразу же открылись, издав при этом жуткий скрип. Вязкая и непонятная субстанция сразу же рассеялась, как будто от сильного порыва ветра. Но ветра здесь не было. Лишь на белоснежной земле, из которой прорастали черные колосья, находилась каменная Линария, перед которой и встала Бэйли. Теперь-то эта статую не казалась такой же величественной, как когда Элана находилась за воротами. Теперь она больше напоминала бесформенную глыбу с выходящими из=за спины каменными треугольниками.
"Освободи меня... Прошу, освободи..."
Голос прозвучал со всех сторон. Мелодичный, он так и разливался со всех краев, приближаясь к центру, к скульптуре. И не понятно как, но девушка определила для себя цвет этого голоса. Золотой. Но не такой теплый, как у ворот ("А они исчезли куда-то..."), а больше холодный, вселяющий в душу тревогу, но вместе с тем и трепет. Элана не знала, как можно освободить закованную в камень деву, поэтому просто подошла к ней ближе и провела рукой в том месте, где у нее должно было быть сердце. Только пальцы отдернулись от поверхности камня, как откуда ни возьмись налетел сильный ветер, поглотивший весь белый свет вокруг, сделав его коричневым. Статуя начала крошиться, разлетаться на мелкие кусочки, уносимые жадным порывом.
"Оставь ее в покое! Это же Линария!"
Ветер, будто услышав мысленные взывания девушки, успокоился, окрасив при этом вязкий туман в грязные цвета. Однако на грязь не стоило обращать внимания, так как перед Эланой оказалась невероятной красоты девушка, излучающая яркий белый свет. Эл была уверена, что если бы вокруг по-прежнему было белым бело, то все равно, свет от девушки был бы куда белее, чем вся белоснежность пространства.
Девушка-ангел очень напоминала Лину, только более взрослую, с более мягкими чертами лица, с мертвенно-бледной кожей и длинном светлом платье, напоминавшее одеяние древнегреческих богов, как раз под стать огромным белоснежным ангельским крыльям.
"Ты освободила меня, - голос продолжал звучать со всех сторон, соединяясь в единую мелодию возле самой белоснежной дамы. Странным оставалось то, что ни Линария, ни Элана не открывали рты при этом. Мысли лились потоком сами по себе, а значить слышны были каждому. - Но ты совершила огромную ошибку, которую я тебе в жизни не прощу." - Ангел становился все больше в размерах, начинал возвышаться над Эланой. На лице невзрачной по сравнению с Линой девушки читался огромный ужас и испуг. Слышать искаженный хрипотой мелодичный голос ангела было невыносимо. От него стало рушиться все вокруг. Как будто бы от землетрясения. Эл хотелось спрятаться. Куда угодно, лишь бы сбежать от этой зловещей ожившей скульптуры.
"Ты не Линария! Она не такая! Убирайся! Я не хочу тебя видеть!"
Девушка закрылась от грозной леди, превратившуюся в огромного белоснежного грифона. Было понятно, что та хотела уже склевать Элану, но тут какая-то невидимая сила подхватила Бэйли и стремительно понесла вверх, все выше и выше...
- Элана, милая моя... - послышался все тот же мелодичный голос, но теперь уже откуда-то сверху. На этот раз он обдавал жаром. Сердце заставлял трепетать в груди и совершенно не волноваться. Элана закрыла глаза от слепящего солнца. Ей не хотелось их открывать, потому что она боялась, что это только сон, что она больше никогда не услышит этот родной голос. Но... открыла. Открыла и увидела перед собой всю ту же старую и знакомую комнату в Пристанище Носителей. Но теперь уже та легкость покинула тело девушки. На этот раз она почувствовала давление у себя на плече. Ощущения вернулись.
- Это был только сон... Всего лишь сон... - девушка повернула голову и замерла с открытым ртом. Перед ней была Лина. Настоящая, живая Лина. Чистая, не потрепанная, словно ни в каких битвах и не участвовала. - Линочка... Это ведь ты? Это же не мой очередной сон? Нет, это не сон. А если и он, то как бы мне не хотелось просыпаться. - Для того, чтобы увериться в своих догадках, Элана дотронулась до Линарии. К счастью, подруга не растворилась в воздухе, не исчезла, рука не прошла сквозь ее тело. И что самое главное, по ее щеках так же бежали слезы. - Лина! Это ты! Ты жива? Нет, ты жива! - Девушка крепко-крепко обняла дорогого себе человека, не решаясь больше отпускать. - Почему? Почему мне никто не сказал, что ты жива. Прости, прости меня, дуру, за то, что я не осталась рядом с тобой в тот момент. Я просто... Я не хочу оправдываться... Я когда тебе расскажу новости, то ты тогда сама все поймешь... Лина, скажи, что ты не уйдешь... Ты ведь больше не уйдешь от меня, верно? Я решила догнать Ханум... Там, на береговой линии, была битва. Я, наконец-то, выиграла в ней Владу. Квуин сражалась против Ханум. Обе были ранены. Ханум смертельно. Я ее спасла. Я разбила ее чертов изумрудный браслет и перевела на нашу сторону. Но через пару минут она отказалась от Осколка и теперь живет нормальной жизнью. Пойми, я не могла выбирать между вами. Вы мине обе были родными и я плевала на эти стороны войны. Но теперь, когда все дорогие люди покинули меня, теперь ты одна осталась у меня. Я не знаю, что буду делать, если ты опять погибнешь. Нет, знаю одно... Я с тобой останусь до конца. До самого конца. - Элана с радостью глядела в лицо подруги, будто находя и открывая в нем все новые и новые стороны характера.

Отредактировано Elana Bailey (23-06-2011 14:54:05)

+4

44

- Это был только сон... Всего лишь сон... - невнятно пробормотала Элана, открыв глаза, но всё ещё смотря в сторону. "Что ей снилось? Вновь резня в капелле?" - задала вопрос пустоте Лина. - "Она так сильно этим впечатлена? Наверное, поэтому и убежала... наверное, сдали нервы".
Взгляд хозяйки комнаты обратился на Серенити. И без того большие глаза Бейли распахнулись ещё шире, рот чуть приоткрылся, брови приподнялись.
- Линочка... Это ведь ты? Это же не мой очередной сон? Нет, это не сон, - медленно произнесла Элана. Дотронувшись до плеча Лины и уверившись, что та не призрак, с просветлевшим лицом она заключила Серенити в сердечные объятия.
- Да, да, я жива, маленькая моя, - сквозь слёзы и смех произнесла девушка, крепче обнимая Бейли. Настоящую подругу. Одну из тех немногих, которые искренне за неё переживали. - Всё хорошо. Всё правда хорошо, - чуть тише произнесла Лина, поглаживая подругу по волосам, как часто делала мама, и наблюдая, как по чёрным прядям бегут её собственные слёзы. Сна - ни в одном глазу.
Элана взахлёб объясняла своё отсутствие в капелле. Серенити внимательно слушала её. Собственные догадки опровергались - Бейли побежала догонять Ханум. В сердце начала зарождаться лёгкая ревность, но она сразу же утихла после того, как хозяйка комнаты сказала о том, что черноволосая Охотница отказалась от войны. "И поделом ей... Хотя, пожалуй, так было бы лучше для всех. В том числе и для неё, и для Эланы... и для меня, пожалуй", - невольно улыбнулась Линария.
- Не давай таких обещаний, - покачала она головой. - Потом ты сможешь пожалеть об этом. Как бы мне ни хотелось всегда быть с тобой, я не смогу этого сделать. А винить себя за то, что не оказалась рядом... пустое. Лучше скажи, что постараешься всегда быть со мной. А я в таком случае даю тебе ответное, - улыбнувшись, произнесла Серенити и чуть отстранилась от подруги, чтобы посмотреть на её лицо. "Ох, выглядит она не очень. Ей бы поспать и успокоиться, как и мне..." - Ну вот, мы опять с тобой все красные, - смеясь, проговорила девушка. - Почти сутки назад мы тоже сидели, обнявшись, и плакали. Теперь это как в далёком сне - как будто бы сказка...
"И Леон - сказка..."
При воспоминании о нём на душе вдруг появилась жуткая тяжесть, как будто Лину, повесив камень на шее, бросили в глубокую бурную реку. "Отчего так?" - вопрос вроде бы без ответа, но сердце почему-то слишком тревожно заколотилось, как будто бы оно знало больше, чем его обладательница.
"Что-то неладное случилось. Я чувствую это. Но, пожалуй, бежать в Логово справляться о его состоянии - не лучший вариант..." - попыталась усмехнуться Лина, но уголки её губ сложились лишь в достойной сострадания гримасе. - "Проще спросить Анса. Он же тогда сказал мне о том, что с ним произошло".
- Давай спустимся вниз? Уверена, в гостиной кто-нибудь есть. Я так давно ни с кем толком не разговаривала. Сплошь потасовки и битвы, бойни и резни, никакой личной жизни, - Лина попыталась произнести это спокойно, но её могла выдать чуть заметная дрожь в голосе. Оставалось надеяться на то, что Элана не обратит на это внимание. - Только умоемся сначала, а то от нашего вида, чувствую, все разбегутся в разные стороны, - состроила на лице искажённую улыбку девушка.
Минута, проведённая в ванной, наскоро расчёской по волосам, сбросить плащ на кровать, - и вот две девушки стоят у входной двери квартиры.
"У двери в комнату Анса скажу, что мне надо у него кое-что спросить, будто бы случайно вспомнила... Это будет лучше всего".

Общий переход для Линарии и Эланы:
Квартира № 4 [Линария и Элана] ----> Квартира № 13 [Ансельм и Беатриче]

+1


Вы здесь » Бремя Сердца: Война за Осколки » Пристанище Носителей » Квартира № 4 [Линария и Элана]